ТРЕТИЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

ДЕЛО: А33-24350/2017

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

21.03.2018 г.

 

Резолютивная часть постановления объявлена «01» марта 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен «21» марта 2018 года.

Третий арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Севастьяновой Е.В., судей: Иванцовой О.А., Юдина Д.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Маланчик Д.Г., при участии: от административного органа (Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Красноярскому краю): Писаревского И.И., представителя по доверенности от 05.12.2017 № 70-55/87; лица, привлекаемого к административной ответственности - арбитражного управляющего Боброва Максима Васильевича; Смирнова Е.В., представителя по доверенности от 08.02.2018; Кукарцева С.Н., представителя по доверенности от 20.11.2017, рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу арбитражного управляющего Боброва Максима Васильевича на решение Арбитражного суда Красноярского края от «15» ноября 2017 года по делу № А33-24350/2017, принятое судьёй Дубец Е.К., установил:

Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Красноярскому краю (ИНН 2466124510, ОГРН 1042402980290, г.Красноярск; далее - заявитель, административный орган, Управление) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, измененным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о привлечении арбитражного управляющего Боброва Максима Васильевича к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) по следующим эпизодам административного правонарушения:

- выставление имущества должника на торги при наличии обеспечительных мер путем включения 07.10.2016 в ЕФРСБ соответствующего сообщения о проведении торгов и непосредственно проведение торгов 14.11.2016, что выразилось в опубликовании протокола об определении участников торгов № 211334 от 14.11.2016;

- разработка и представление собранию кредиторов для утверждения Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества с незаконным условием о причинах невозврата задатка, а также непринятие мер к приведению данного положения в соответствие с Законом о банкротстве в период с 13.09.2016 (дата проведения собрания 2 А33-24350/2017 кредиторов по утверждению положения о продаже имущества должника) по 13.01.2017 (дата включения в ЕФРСБ сообщения о проведении собрания по вопросу внесения изменений в положение о продаже имущества должника);

- необоснованное расходование денежных средств должника на опубликование сообщений о проведении (04.10.2016) и об отмене торгов (15.11.2016); - не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.06.2017, от 06.03.2017, от 06.12.2016 сведений о результатах проведения торгов; - не принятие в период с 01.04.2016 по 16.02.2017, с 30.09.2016 по 16.02.2017, с 01.08.2016 по 16.02.2017, с 17.03.2016 по 16.02.2017 мер по возврату государственной пошлины.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от «15» ноября 2016 года заявление удовлетворено, арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, назначено административное наказание в виде дисквалификации сроком на шесть месяцев. Не согласившись с данным судебным актом, арбитражный управляющий обратился в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.

В обоснование апелляционной жалобы Бобров М.В. ссылается на следующие обстоятельства. 1. Рассмотрение по делу об административном правонарушении проведено с нарушением норм процессуального права, в том числе, содержащихся в КоАП РФ: - доказательства уведомления арбитражного управляющего о выявлении эпизода №2 в действиях (бездействие) арбитражного управляющего, составлении протокола об административном правонарушении от 18.09.2017 № 00452417 в отношении выявленного эпизода, о разъяснении лицу, привлекаемому к административной ответственности, прав и обязанностей, предусмотренных КоАП РФ об административных правонарушениях, предоставления арбитражному управляющему возможности представить возражения по вменяемому эпизоду в рамках административного расследования № 00432417 суду не представлены, в материалах дела отсутствуют;

- применительно к эпизоду № 2 (не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 сведений о результатах проведения торгов) Управлением не соблюдена процедура привлечения к административной ответственности, поскольку лицо, привлекаемое к административной ответственности не было уведомлено о дополнительно выявленном в ходе административного расследования № 00432417 эпизоде вменяемого административного правонарушения, который был включен в протокол об административном правонарушении;

- у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения ходатайства Управления об уточнении заявленных требований; основанием для привлечения арбитражным судом к административной ответственности является заявление органа или лица, уполномоченного составлять протокол об административном правонарушении, а не протокол; со стороны Управления имело место не изменение оснований заявления, а обращение с дополнительным заявлением, т.е. дополнение заявления новыми эпизодами, которые могут послужить основанием для привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности, что не соответствует требованиям части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 2. По эпизоду 1.2.2 (непринятие мер по приведению Положения от 13.09.2016 в соответствие с Законом о банкротстве):

- невнесение изменений в положение не является самостоятельным эпизодом; предотвращение лицом, совершившим административное правонарушение, вредных 3 А33-24350/2017 последствий административного правонарушения; добровольное возмещение лицом, совершившим административное правонарушение причиненного ущерба или добровольное устранение причиненного вреда - обстоятельства, смягчающие ответственность;

в отсутствие акта по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судом, либо в отсутствие прямо предусмотренной законом обязанности совершить действия по предотвращению (устранению) вредных последствий, сам по себе факт продолжения противоправных последствий и непринятие лицом мер по их устранению, состава административного правонарушения образовывать не может (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21.09.2017 по делу № А33-5790/2017); судом первой инстанции не приведены причины и основания отклонения указанного довода арбитражного управляющего, не принята во внимание правовая позиция суда вышестоящей инстанции по делу №А33-5790/2017;

- ссылка суда первой инстанции на постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 25.07.2017 по делу А33-2333/2017 является несостоятельной, поскольку вынесено при иных обстоятельствах дела (привлечение к ответственности по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ за: бездействие по принятию мер к проведению торгов по реализации имущества должника в период с 11.01.2016 по 28.03.2016; нарушение порядка определения победителя торгов посредством публичного предложения, предусмотренного в положении о продаже имущества должника, в том числе, при внесении изменений в него), и не могло учитываться при вынесении судом первой инстанции оспариваемого решения, в частности, при привлечении Боброва М.В. к административной ответственности по эпизоду 1.2.2;

- никакие неблагоприятные последствия для должника (ООО «ЭНИМЭЛС»), в связи с наличием в тексте Положения от 13.09.2016 оспариваемых положений, в действительности не наступили, поскольку торги в соответствии с Положением о порядке, сроках и условиях продажи имущества ООО «ЭНИМЭЛС» в новой редакции, утвержденным собранием кредиторов 13.09.2016, до вступления в законную силу определения по делу № А33-18083-22/2015 проведены быть не могли и фактически не проводились, т.к. были отменены конкурсным управляющим ООО «ЭНИМЭЛС» Бобровым М.В. в связи с принятыми определением Арбитражного суда Красноярского края от 11.11.2016 по делу № А33-18083-22/2015 обеспечительными мерами;

- должник с 13.09.2016 (дата решения собрания кредиторов) по 06.09.2017 (вступление в силу определения Арбитражного суда Красноярского края от 29.04.2017 по делу №А33-18083-22/2015, которым отказано в удовлетворении требований о признании недействительным решения собрания кредиторов от 13.09.2016 по вопросу № 2 повестки дня «Утверждение Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества ООО «ЭНИМЭЛС» в новой редакции) мог продолжать испытывать только негативные последствия неправомерного поведения конкурсного кредитора и представителя участников ООО «ЭНИМЭЛС», в связи с обжалованием решения собрания кредиторов от 13.09.2016; - судом первой инстанции не принята во внимание ссылка в определении Арбитражного суда Красноярского края от 29.04.2017 по делу № А33-18083-22/2015 о том, что кредитором не ставится цель разработки и утверждения положения о порядке продажи имущества, соответствующего нормам законодательства и интересам кредиторов, а блокирование возможности реализации имущества как такового, что свидетельствует о злоупотреблении со стороны данного кредитора;

- арбитражный управляющий действовал добросовестно и в его, так называемом, бездействии нет вины как в форме умысла, так и в форме неосторожности, поскольку он руководствовался вступившим в силу судебным актом арбитражного суда (определение Арбитражного суда Красноярского края от 17.07.2015 по делу № А33-2805-608/2009, вынесенное в составе судей Арбитражного суда Красноярского края: Григорьевой М.А. Касьяновой Л.А. и Суркова Д.Л.); определение Арбитражного суда Красноярского края от 4 А33-24350/2017 17.07.2015 по делу № А33-2805-608/2009 прошло контроль судами двух вышестоящих инстанций и не претерпело изменений; изложенная правоприменительная позиция (пункт 2.6 утвержденного арбитражным судом Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества ЗАО «Сибстоун», который текстуально полностью соответствует тексту пункта 2.6 Положения от 13.09.2016) могла быть принята во внимание в ходе обычной практики любого арбитражного управляющего, как источник толкования и применения законодательства о банкротстве. 3. По эпизоду 2 (не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 сведений о результатах проведения торгов): - учитывая формулировку абзаца 4 пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве (законодателем использована формулировка «сведения о ходе реализации имущества должника» и не использована формулировка «сведения о ходе проведения торгов по продаже имущества должника»), до рассмотрения дела № А33-18083-22/2015 по существу, конкурсный управляющий ООО «ЭНИМЭЛС» полагал, что «реализация имущества должника» и «проведение торгов по продаже имущества должника» представляют собой различные по правовым последствиям и значению юридические факты, что в его отчете должны содержаться сведения именно о факте продажи - реализации имущества ООО «ЭНИМЭЛС», и факте получения денежных средств, полученных от покупателей имущества должника; поскольку по состоянию на дату составления конкурсным управляющим очередного отчета о его деятельности реализация имущества должника не состоялась (по причине признания торгов несостоявшимися), и никаких денежных средств, вырученных от такой реализации, должнику не поступило, то конкурсный управляющий посчитал правильным не указывать в отчете о своей деятельности сведения о «не реализации» имущества должника;

- со стороны арбитражного управляющего не было допущено виновных действий, направленных на неисполнение обязанностей; добросовестно заблуждаясь относительно правильности заполнения формы отчета конкурсного управляющего о своей деятельности до разрешения арбитражным судом первой инстанции по существу спора №А33-18083-22/2015 (до 29.04.2017) Бобров М.В. также допустил ошибки в заполнении текущих отчетов от 06.12.2016 и от 06.03.2017;

- вывод арбитражного суда первой инстанции о том, что конкурсным управляющим при составлении отчета от 06.06.2017 не соблюдены требования пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве, является ошибочным, поскольку, согласно приложению № 4 к Приказу № 195 в отчетах конкурсного управляющего в разделе «Сведения о ходе реализации имущества должника» должно быть перечислено имущество, включенное в конкурсную массу, даты и номера договоров реализации имущества, сумма каждой сделки, итоговая сумма сделок; отчет конкурсного управляющего от 06.06.2017 содержит раздел «Сведения о ходе реализации имущества должника», в котором включены сведения о наименовании имущества, включенного в конкурсную массу, графы 2, 3 - сведения о реализации имущества (2 - дата договора, 3 - номер договора), 4 - сумма не заполнены в виду того, что имущество не реализовано, соответственно, не заполнена графа «итого»; - определением Арбитражного суда Красноярского края от 14.11.2017 по делу №А33-18083-34/2015 (резолютивная часть объявлена 30.10.2017) в удовлетворении жалобы ООО «ТДБ», представителя участников ООО «ЭНИМЭЛС» Кирющенко К.В. о признании незаконными действий (бездействий) конкурсного управляющего, в том числе, о признании ненадлежащим, нарушающим пункт 2 статьи 134 Закона о банкротстве исполнением обязанностей конкурсного управляющего Боброва М.В., выразившемся в отражении в отчете конкурсного управляющего от 22.02.2017 недостоверных сведений; о признании незаконным действия (бездействия) конкурсного управляющего Боброва М.В. по ненадлежащему исполнению обязанностей заключающихся в подготовке и 5 А33-24350/2017 представлению отчета о результатах проведения конкурсного производства должника, отчета об использовании денежных средств должника от 22.02.2017 (фактически по ненадлежащему исполнению обязанностей заключающихся в подготовке и представлению отчета о результатах проведения конкурсного производства ООО «ЭНИМЭЛС», отчета об использовании денежных средств должника от 06.06.2017) не соответствующих статьи 143 Закона о банкротстве, в удовлетворении требования о взыскании убытков, в удовлетворении требования об отстранении конкурсного управляющего отказано; - принимая во внимание, что арбитражный управляющий не отрицает факта отсутствия в отчете конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.09.2016 раздела «Сведения о ходе реализации имущества должника», вызванного ошибочным толкованием законодательства, которое было выявлено арбитражным судом при рассмотрении дела № А33-18083-22/2015 в апреле 2017 года, и, соответственно, в виду того, что последующие отчеты от 06.12.2016 и от 06.03.2017 составлялись нарастающим итогом, не может быть признан справедливым и обоснованным вывод арбитражного суда первой инстанции о том, что арбитражный управляющий сознательно продолжил предоставлять суду отчеты, составленные с нарушением пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве; - выполняя требования пункта 11 Общих правил подготовки отчетов к отчетам конкурсного управляющего о своей деятельности и об использовании денежных средств должника, конкурсным управляющим ООО «ЭНИМЭЛС» в отчете об использовании денежных средств должника указывались сведения о размерах поступивших и использованных денежных средств должника, в том числе, на публикации в газетах «КоммерсантЪ», «Наш Красноярский край», касающиеся объявления, приостановления, отмены торгов, а также представлялись копии документов, подтверждающих указанные в них сведения; - учитывая, что формально в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, 06.03.2017 отсутствовал раздел «Сведения о ходе реализации имущества должника», указанные недостатки не свидетельствуют о том, что Бобров М.В. не исполняет или недобросовестно исполняет свои обязанности, как конкурсный управляющий, что своими действиями он лишил конкурсных кредиторов возможности получить достоверные сведения о ходе конкурсного производства и ввел их в заблуждение, следовательно, в рассматриваемом случае, выявленное нарушение по эпизоду 2 является малозначительным, поскольку нарушения не является существенным и не повлекло нарушение прав кредиторов.

4. По эпизоду 3 (непринятие арбитражным управляющим в период с 01.04.2016 по 16.02.2017, с 30.09.2016 по 16.02.2017, с 01.08.2016 по 16.02.2017, с 17.03.2016 по 16.02.2017 мер по возврату государственной пошлины): - судом первой инстанции по данному эпизоду не была учтена позиция Управления о наличии обстоятельства, смягчающего административную ответственность, а именно добровольное прекращение противоправного поведения лицом, совершившим административное правонарушение; - действия (бездействие) арбитражного управляющего по данному эпизоду Управлением и судом первой инстанции квалифицированы неверно, как нарушение положений абзацев 2 (включить в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве сведения о результатах инвентаризации имущества должника в течение трех рабочих дней с даты ее окончания),

5 (принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника) пункта 2 статьи 129 Закона о банкротстве, что не соответствует материалам настоящего дела; - по данному эпизоду возможно применение судом апелляционной инстанции статьи 2.9 КоАП РФ, поскольку принятие конкурсным управляющим мер только 16.02.2017 по 6 А33-24350/2017 возврату государственной пошлины не является существенными нарушением и не повлекло нарушение прав кредиторов.

5. Арбитражный управляющий, не согласен выводами арбитражного суда первой инстанции о том, что вышеизложенные фактические обстоятельства не могут быть признаны судом малозначительными. 6. Судом первой инстанции не были соблюдены принципы состязательности и равноправия сторон:

- в обжалуемом судебном акте суд не указал мотивы, по которым отклонил довод арбитражного управляющего, совпадающий с правовой позицией Третьего арбитражного апелляционного суда, изложенной в постановлении от 21.09.2017 по делу №А33-5790/2017; - допустив ошибку в исследовании материалов дела (отчета конкурсного управляющего ООО «ЭНИМЭЛС» Боброва М.В. о ходе конкурсного производства от 06.06.2017) (по эпизоду 2), арбитражный суд первой инстанции развил ее в тенденциозном выводе о том, что после рассмотрения по существу дела № А33-18083-22/2015 арбитражным управляющим Бобровым М.В. якобы допущено умышленное продолжение противоправного поведения, что также является проявлением неуважения к суду, путем не включения в отчет от 06.06.2017 (т.е. после 29.04.2017) сведений о назначенных и несостоявшихся торгах по продаже имущества должника.

В дополнениях в апелляционной жалобе от 05.02.2018 Бобров М.В. обратил внимание суда апелляционной инстанции на следующие обстоятельства: 1. Управлением не соблюдена процедура привлечения Боброва М.В. к административной ответственности:

- определением о возбуждении дела об административном правонарушении №00432417 Управление предложило Боброву М.В. явиться к 15 час. 00 мин. 29.06.2017 для участия в составлении протокола об административном правонарушении в рамках административного расследования № 00432417; в связи с тем, что определение о возбуждении дела об административном правонарушении № 00432417 было получено арбитражным управляющим 04.07.2017, т.е. после 29.06.2017, арбитражному управляющему не было известно об определении №00432417 о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования №00432417 по поступившим жалобам ООО «ТДБ» №6 от 01.06.2017 и №7 от 02.06.2017, соответственно, арбитражному управляющему также не было известно о том, что Управление предлагало арбитражному управляющему Боброву М.В. явиться к 15 час. 00 мин. 29.06.2017 для участия в составлении протокола об административном правонарушении в рамках административного расследования № 00432417; - материалы дела не содержат доказательств направления Управлением письма №56/16106 от 30.06.2017 Боброву М.В. с определением от 29.06.2017 о продлении срока проведения административного расследования по делу №00372417; - из протокола об административном правонарушении № 00452417 от 18.09.2017 следует, что данный протокол составлен Управлением по результатам изучения жалоб ООО «ТДБ» № 6 от 01.06.2017 и № 7 от 02.06.2016, по результатам административного расследования № 00432417, а также на основании непосредственного обнаружения, что не соответствует действительности, поскольку, из письма № 56/16106 от 30.06.2017 (том 1 л.д. 55-56) следует, что Управление изучало жалобы ООО «ТДБ» № 01/04 от 21.04.2017, № 02/04 от 21.04.2017, № 05/05 от 23.05.2017, а также проводило административные расследования № 00292417, № 00372417; в письме № 56/18952 от 31.07.2017 Управления (том 1 л.д. 57-58) также имеются ссылки на результаты изучения жалоб ООО «ТДБ» №01/04 от 21.04.2017, № 02/04 от 21.04.2017, № 05/05 от 23.05.2017 и административные расследования № 00292417, № 00372417, которые в материалах настоящего дела отсутствуют; в письме № 56/20828 от 21.08.2017 Управление указывает на то, что факты неисполнения Бобровым М.В. обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве 7 А33-24350/2017 (несвоевременное принятие мер по возврату из федерального бюджета денежных средств - судебных расходов (госпошлина); не отражение сведений о ходе реализации имущества должника в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.09.2016; от 22.02.2017; от 06.06.2017; не отражение сведений о заключении договоров аренды имущества должника в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.09.2016; от 22.02.2017; от 06.06.2017) выявлены при изучении материалов административного расследования №00372417; - в протоколе об административном правонарушении № 00452417 от 18.09.2017 также имеются ссылки на вышеуказанные письма, при этом Управление указывает, что именно «дополнительно письмом от 21.08.2017 №56/20828 Бобров М.В. приглашался для участия в составлении протокола об административно правонарушении по вновь выявленным эпизодам также на 25.08.2017», в том числе: не отражение сведений о ходе реализации имущества должника в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.09.2016; от 22.02.2017; от 06.06.2017; однако, в протоколе об административном правонарушении № 00452417 от 18.09.2017 Боброву М.В. вменяется не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.06.2017, от 06.03.2017, от 06.12.2016 сведений о результатах проведения торгов;

- о привлечении к административной ответственности по эпизоду 2 (не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 сведений о результатах проведения торгов) в рамках проводимого административного расследования № 00432417, а также в рамках административного расследования № 00372417, Бобров М.В. уведомлен не был; узнал только при получении протокола от 18.09.2017 № 00452417.

2. Дополнительные доводы по эпизоду 2 (не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 сведений о результатах проведения торгов):

- отчеты конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 не являлись предметом исследования судом в рамках дела №А33-18083-22/2015;

- соответствующая таблица в разделе «Сведения о ходе реализации имущества должника» обязательна к заполнению в случае продажи имущества должника, что полностью совпадает с правовой позицией Федерального арбитражного суда Уральского округа, изложенной в постановлении от 03.02.2014 по делу № А50-18240/2010, позицией Арбитражного суда Волго-Вятского округа, изложенной в постановлении от 07.11.2016 по делу №А43-27557/2011;

- вывод суда первой инстанции о том, что конкурсным управляющим при составлении отчетов от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 не соблюдены требования пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве, является ошибочным; в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 содержатся сведения о ходе реализации имущества должника; - не отрицая факт отсутствия в отчете от 06.09.2016 раздела «Сведения о ходе реализации имущества должника» и его отсутствие в отчетах от 06.12.2016 и от 06.03.2017, Бобров М.В. указывает на то, что: в отчете конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016 (том 1 л.д. 269-293) в разделе «Сведения о реализации конкурсным управляющим своих прав и обязанностей» содержится информация о датах направления заявки на размещение объявления о торгах по продаже имущества должника, заявок-договоров на публикацию сообщений об итогах торгов в форме аукциона, о проведении повторных торгов и торгов в форме публичного предложения, о приостановлении повторных торгов и отмене торгов в форме публичного предложения; в отчете от 06.03.2017 (том 1 л.д. 243-268) в разделе «Сведения о реализации конкурсным управляющим своих прав и обязанностей» содержится информация о датах 8 А33-24350/2017 направления заявки на размещение объявления о торгах по продаже имущества должника, заявок-договоров на публикацию сообщений об итогах торгов в форме аукциона, о проведении повторных торгов и торгов в форме публичного предложения, о приостановлении повторных торгов и отмене торгов в форме публичного предложения»; в отчете от 06.06.2017 (том 1 л.д. 187-218) в разделе «Сведения о реализации конкурсным управляющим своих прав и обязанностей» также содержатся вышеуказанные сведения, в разделе «Сведения о сумме текущих обязательств должника» указаны расходы на публикацию вышеуказанных сообщений, которые находят свое отражение в отчете конкурсного управляющего об использовании денежных средств должника от 06.06.2017 (том 1 л.д. 219-238);

- доказательств того, что к отчетам конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017, а также к отчетам конкурсного управляющего об использовании денежных средств должника не прилагались копии документов, подтверждающие указанные в них сведения, материалы настоящего дела не содержат. 3. По эпизоду 1.2.2 (непринятие мер по приведению Положения от 13.09.2016 в соответствие с Законом о банкротстве): постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 05.12.2017 по делу № А33-5790/2017 постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21.09.2017 по делу № А3-5790/2017 Арбитражного суда Красноярского края оставлено без изменения, кассационная жалоба Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Красноярскому краю - без удовлетворения. В дополнениях к апелляционной жалобе от 07.02.2018 Бобров М.В., со ссылкой на правовые позиции Арбитражного суда Уральского округа в постановлении №Ф09-10875/16 от 27.12.2016 по делу №А07-8631/2016, Арбитражного суда Поволжского округа в постановлении №Ф06-14985/2016 от 16.12.2016 по делу №А65-10890/2016 и в постановлении №Ф06-16920/2016 от 01.02.2017 по делу №А65-10475/2016, указал на отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о наличии события и состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ; арбитражный управляющий привлекался к административной ответственности решением Арбитражного суда Красноярского края от 13.10.2015 по делу №А33-19556/2015 в 2015 году, до введения в действие закона, отягчающего административную ответственность, следовательно, по мнению апеллянта, заявленная административным органом квалификация материалами дела не подтверждена. 27.02.2018 в суд апелляционной инстанции от арбитражного управляющего Боброва М.В. поступили дополнения к апелляционной жалобе (дополнительные письменные объяснения по делу с систематизацией ранее приведенных доводов) от 26.02.2018, в которых Бобров М.В. поддерживает свою позицию, изложенную в апелляционной жалобе на решение Арбитражного суда Красноярского края от 15.11.2017 по делу № А33-24350/2017, в дополнениях к апелляционной жалобе, считает необходимым повторно обратить внимание суда апелляционной инстанции на обстоятельства и доводы, отраженные ранее в апелляционной жалобе и дополнениях к ней, дополнительно указал следующее.

1. Отсутствует повторность в совершении правонарушений, поскольку:

- Бобров М.В. ранее привлекался к административной ответственности, но на момент принятия судом первой инстанции решения по настоящему делу (15.11.2017), срок, предусмотренный статьей 4.6 КоАП РФ в отношении привлечения арбитражного управляющего решением Арбитражного суда Красноярского края от 13.10.2015 по делу А33-19556/2015, истек еще 27.07.2017 (постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2010 по делу № А46-10286/2010, от 08.12.2009 по делу №А46-10859/2009); - протокол № 00452417 об административном правонарушении в отношении Боброва М.В. вынесен Управлением 18.09.2017, то есть, по истечение одного года со дня 9 А33-24350/2017 окончания исполнения решения Арбитражного суда Красноярского края от 13.10.2015 по делу № А33-19556/2015, и на дату составления протокола действия (бездействие) Боброва М.В. не могли быть квалифицированы Управлением и судом первой инстанции по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ с учетом положений статьи 4.6 КоАП РФ; - применительно к настоящему делу необходимо исходить из того, что по состоянию на дату рассмотрения судом настоящего дела (01.10.2017), годичный срок, исчисляемый с даты уплаты административного штрафа, примененного за впервые совершенные административные правонарушения, истек 26.07.2017, вследствие чего, квалификация вменяемых арбитражному управляющему административных правонарушений по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ является неправильной.

2. Относительно отсутствия преюдиции в части установления состава административного правонарушения и возможности несогласия арбитражного суда, рассматривающего дело об административном правонарушении: - со ссылкой на размещенный на официальном портале Арбитражного суда Красноярского края Анализ практики рассмотрения дел о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, по протоколам об административном правонарушении, составленным на основании установленных в деле о банкротстве нарушениях требований законодательства о несостоятельности (банкротстве) (справка № 02/2012 от 23.04.2012) указывает, что установление вины арбитражного управляющего не входило в предмет судебного разбирательства в рамках дел № А33-18083-22/2015, № А33-18083-25/2015 и №А33-18083-27/2015, выводы о наличии в действиях арбитражного управляющего признаков состава административного правонарушения, а равно выводы о виновности арбитражного управляющего в их совершении в вышеперечисленных судебных актах арбитражного суда отсутствуют; - в судебных актах по каждому из указанных судебных споров арбитражный суд указал на несущественность допущенных нарушений, отсутствие реальных правовых последствий в виде нарушения прав и законных интересов конкретных лиц и неопределенного круга лиц и недостаточность допущенных нарушений законодательства для отстранения арбитражного управляющего Боброва М.В. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО «ЭНИМЭЛС» по делу № А33-18083/2015.

3. Относительно эпизодов, по которым судом первой инстанции был применен годичный срок давности применения административного наказания в виде дисквалификации, арбитражный управляющий не согласен с доводами Управления относительно возможности внесения в мотивировочную часть решения Арбитражного суда Красноярского края от 25.10.2017 по делу № А33-22093/2017 изменений. 3.1 по эпизоду 1.1.: - указание в качестве нарушения законодательства о несостоятельности (банкротстве) проведение торгов, назначенных на 14.11.2016 не соответствует действительности, на 14.11.2016 торги не назначались;

- 26.04.2016 конкурсный управляющий ООО «ЭНИМЭЛС» Бобров М.В. произвел инвентаризацию основных средств (выявленного недвижимого имущества) должника, следовательно, в силу пункта 3 статьи 139 Закона о банкротстве (с учетом отсылок к пунктам 3-19 статьи 110 и пункта 3 статьи 111 Закона о банкротстве), конкурсный управляющим обязан был приступить к реализации имущества должника; - в обжалуемом решении арбитражный суд первой инстанции не указал и не описал все элементы состава административного правонарушения по эпизоду 1.1, в том числе, не обосновал свои выводы о виновности арбитражного управляющего; - для разрешения вопроса о наличии в действиях Боброва М.В. состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.13 КоАП РФ, в том числе, наличия в его действиях вины, а в случае установления арбитражным судом признаков состава административного правонарушения - для разрешения вопроса о 10 А33-24350/2017 наличии или отсутствии признаков малозначительности правонарушения, необходимо учитывать конкретные фактические обстоятельства, которые послужили причиной для судебного разбирательства по делу № А33-18083-27/2015; арбитражный управляющий исходя из формулировок резолютивной (просительной части) апелляционной жалобы ООО «ТДБ» за подписью Кирющенко К.В. на определение Арбитражного суда Красноярского края от 22.08.2016 по обособленному делу (спору) № А3-18083-21/2015 полагал, что в части «Заявление о признании недействительным решения собрания кредиторов ООО «Энимэлс» от 10.06.2016 по вопросу № 3 повестки собрания удовлетворить» указанное определение, как не обжалованное в апелляционном порядке, вступило в силу по истечении четырнадцати дней от даты его принятия, т.е. с 12.09.2016; со стороны конкурсного управляющего допущено не нарушение требований Закона о банкротстве, а неправильное толкование и уяснение судебного акта арбитражного суда, что само по себе не образует объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.13 КоАП РФ;

- конкурсный управляющий Бобров М.В. стремился к скорейшему проведению всех мероприятий, предусмотренных Законом о банкротстве, т.е. стремился к исполнению возложенных на него Законом о банкротстве обязанностей, что также указывает на отсутствие в действиях арбитражного управляющего вины, т.е. осознанного противоправного поведения, направленного на нарушение требований законодательства; - торги по продаже имущества должника, проведение которых вменяется арбитражному управляющему, проведены не были; - на основании изложенного Бобров М.В. просит отказать Управлению в привлечении конкурсного управляющего ООО «ЭНИМЭЛС» Боброва М.В. к административной ответственности по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ за совершение следующих действий: «выставление имущества должника на торги при наличии обеспечительных мер путем включения 07.10,2016 в ЕФРСБ соответствующего сообщения о проведении торгов 14.11.2016, что выразилось в опубликовании протокола об определении участников торгов М 211334 от 14.11.2016»; - апеллянт также просит суд апелляционной инстанции признать допущенное им нарушение малозначительным, по следующим основаниям: отказывая в удовлетворении ходатайства об отстранении арбитражного управляющего Боброва М.В. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО «ЭНИМЭЛС», Арбитражный суд Красноярского края в определении от 01.02.2017 по делу № А33-18083-27/2015 указал: «Удовлетворяя жалобу на действия конкурсного управляющего частично, арбитражный суд отказывает в его отстранении, поскольку допущенное арбитражным управляющим нарушение не является настолько значительным, что может свидетельствовать о его некомпетентности», т.е. фактические обстоятельства, послужившие поводом для составления протокола об административном правонарушении от 18.09.2017 № 00452417, признаны арбитражным судом не образующими значительного нарушения закона; повторные торги по продаже имущества должника, за публикацию объявления об объявлении которых, Управление предпринимает попытку привлечь арбитражного управляющего Боброва М.В. к административной ответственности, не состоялись, следовательно, вменяемые арбитражному управляющему в вину действия не привели к нарушению прав и законных интересов других лиц. Так, в определении Арбитражного суда Красноярского края от 28.07.2107 по делу №А33-18083-37/2015 на странице 8 отмечено: «Учитывая, что предметом жалобы указано ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим обязанностей, связанных с проведением торгов по продаже имущества должника, назначенных на 15.11.2016, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы заявителей в связи с не проведением указанных торгов и отсутствием доказательств нарушения прав заинтересованных лиц. Таким образом, нарушения действующего законодательства при исполнении конкурсным управляющим возложенных на него Законом о банкротстве обязанностей при проведении торгов, назначенных на 15.11.2016, отсутствуют»; расходы на проведение оспоренных объявлений были добровольно возмещены должнику конкурсным управляющим Бобровым М.В., следовательно, вменяемые арбитражному управляющему в вину действия не привели к причинению убытков должнику, кредиторам и третьим лицам или к утрате имущества должника. 3.2. По эпизоду 1.2.1 приведены доводы, аналогичные изложенным в апелляционной жалобе по эпизоду 1.2.2, также обращено внимание на следующее: - в оспариваемой части Положение от 13.09.2016 не было применено на практике, поскольку определением Арбитражного суда Красноярского края от 11.11.2016 по делу №А33-18083-22/2015 до вступления в законную силу судебного акта по делу №А33-18083-22/2015 организатору торгов ООО «Управляющая компания «Прогресс» было запрещено организовывать и проводить торги, назначенные на 15.11.2016, а также открытые торги в форме публичного предложения, назначенные с 21.11.2016 по 13.01.2017, по реализации нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Норильск, ул. Красноярская, д.4, пом. 65 (кадастровый номер 24:55:0000000:44060); принятие собранием кредиторов должника Положения от 13.09.2016 в спорной редакции не привело к каким-либо правовым и фактическим последствиям;

- ООО «ТДБ», представителем участников ООО «ЭНИМЭЛС», в судебном порядке оспаривалось решение собрания кредиторов должника от 27.01.2017 по утверждению Изменений № 1 в «Положение о порядке, сроках и условиях продажи имущества ООО «ЭНИМЭЛС» в новой редакции»; определением Арбитражного суда Красноярского края от 02.08.2017 по делу № А33-18083-32/2015 в удовлетворении заявленных требований было отказано; - арбитражный управляющий Бобров М.В. считает, что Управление не доказало наличие вины арбитражного управляющего во вменяемом ему по эпизоду 1.2.1 правонарушении, в действии (бездействии) арбитражного управляющего Боброва М.В. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ. 3.3. По эпизоду 1.3: - в рамках обособленного спора №А33-18083-27/2015 не рассматривался вопрос о неправомерности действий Боброва М.В. в части расходов на опубликование сообщений о проведении 15.11.2016 торгов по реализации имущества должника в газете «Коммерсантъ» - 62 290 рублей 85 копеек, оплаченных по счету №54040448039 от 04.10.2016; в газете «Наш Красноярский край» - 26 400 рублей, оплаченных по счету №00000712 от 04.10.2016; на опубликование сообщения № 54030344726 от 18.11.2016 об отмене вышеуказанных торгов в газете «Коммерсантъ», составивших 11 429 рублей 33 копейки, оплаченных по счету №54030344726; - расходы на опубликование сообщений о проведении торгов по реализации имущества должника 15.11.2016, которые составили 88 690 рублей 85 копеек, 27.02.2017 были добровольно возвращены арбитражным управляющим на расчетный счет должника, что по правилам пункта 6 части 1 статьи 4.1 КоАП РФ признано Управлением обстоятельством, смягчающим административную ответственность; - оплата Бобровым М.В. за счет собственных средств сообщений об отмене торгов не образует состав вменяемого административного правонарушения по эпизоду 1.3; - по мнению арбитражного управляющего, Управление не доказало наличие вины арбитражного управляющего во вменяемом ему правонарушении (эпизод 1.3), в действии (бездействии) арбитражного управляющего Боброва М.В. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 14.13 КоАП.

1. Относительно, привлечения Боброва М.В. к административной ответственности по эпизодам 1.2.2 (непринятие мер по приведению Положения от 13.09.2016 в соответствие с Законом о банкротстве); 2 (не отражение в отчетах конкурсного 12 А33-24350/2017 управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2016 сведений о результатах проведения торгов); 3 (непринятие арбитражным управляющим в период с 01.04.2016 по 16.02.2017, с 30.09.2016 по 16.02.2017, с 01.08.2016 по 16.02.2017, с 17.03.2016 по 16.02.2017 мер по возврату государственной пошлины), арбитражный управляющий придерживается позиции, изложенной в апелляционной жалобе на оспариваемое решение и дополнениях к данной апелляционной жалобе. 2. В случае, если судом будет установлено формальное нарушение Закона о банкротстве, арбитражный управляющий Бобров М.В. считает возможным применить положения статьи 2.9 КоАП РФ, поскольку нарушения не являются существенными и не повлекли нарушение прав кредиторов, установив их наличие в обособленных спорах по делу о банкротстве № АЗЗ-18083/2015, арбитражный суд признавал их несущественными и недостаточными для отстранения арбитражного управляющего Боброва М.В. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО «Энимэлс», исходя из установленных обстоятельств по делу и роли арбитражного управляющего, учитывая отсутствие негативных последствий, отсутствие нарушения прав третьих лиц, принимая во внимание смягчающие обстоятельства. В дополнениях к апелляционной жалобе от 28.02.2018 (с учетом отзыва Управления от 28.02.2018), Бобров М.В. указал на то, что правовая позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенная в Постановления от 16 мая 2017 года № 15, применима в рассматриваемом деле; также обратил внимание суда апелляционной инстанции на судебные акты по делу № А04-6879/2017. Управление в отзывах на апелляционную жалобу арбитражного управляющего, на дополнения к апелляционной жалобе, на повторные дополнения к апелляционной жалобе, возражениях на принятый судебный акт указало на несостоятельность доводов Боброва М.В., вместе с тем, возразило относительно выводов суда первой инстанции о пропуске годичного срока давности привлечения к административной ответственности, полагает, что к рассматриваемым эпизодам подлежит применению трехгодичный срок давности, установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ, со ссылкой на правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении от 05.02.2018 №302-АД17-15232 по делу № А33-414/2017. На основании изложенного, полагая, что неверные вывода суда первой инстанции в части истечения сроков давности не повлекли в целом принятия неверного решения, просило внести в мотивировочную часть решения Арбитражного суда Красноярского края от 25.10.2017 по делу № А33-22093/2017 следующие изменения: - признать доказанным неисполнение Бобровым М.В. обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве, в части выставления имущества должника на торги при наличии обеспечительных мер путем включения 07.10.2016 в ЕФРСБ соответствующего сообщения о проведении торгов; - признать доказанным неисполнение Бобровым М.В. обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве, в части разработки и представлении 13.09.2016 собранию кредиторов для утверждения Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества с незаконным условием о причинах невозврата задатка (дата проведения собрания кредиторов по утверждению положения о продаже имущества должника); - признать доказанным неисполнение Бобровым М.В. обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве, в части необоснованного расходования денежных средств должника на опубликование сообщений о проведении (04.10.2016 — дата оплата сообщений) и об отмене торгов (15.1 1.20 1 6 — дата оплата сообщений). В остальной части решение Арбитражного суда Красноярского края от 25.10.2017 по делу № А33-22093/2017 оставить без изменений, а апелляционную жалобу Боброва М.В. без удовлетворения. Судом апелляционной инстанции установлено, что 08.02.2018 в материалы дела посредством системы «Мой Арбитр» от лица, не участвующего в деле - общества с 13 А33-24350/2017 ограниченной ответственностью «ТДБ» поступило ходатайство о привлечении третьим лицом по делу ООО «ТДБ» и отложении судебного разбирательства.

В силу частей 1, 3 статьи 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд апелляционной инстанции рассматривает дело в судебном заседании коллегиальным составом судей по правилам рассмотрения дела арбитражным судом первой инстанции с особенностями, предусмотренными настоящей главой. В арбитражном суде апелляционной инстанции не применяются правила о соединении и разъединении нескольких требований, об изменении предмета или основания иска, об изменении размера исковых требований, о предъявлении встречного иска, о замене ненадлежащего ответчика, о привлечении к участию в деле третьих лиц, а также иные правила, установленные настоящим Кодексом только для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции. На основании изложенного суд апелляционной инстанции в судебном заседании 09.02.2018 отклонил заявленные ООО «ТДБ» ходатайства, поскольку в арбитражном суде апелляционной инстанции не применяются правила о привлечении к участию в деле третьих лиц. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, его представители в судебном заседании изложили доводы апелляционной жалобы, дополнительных пояснений, просили отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт. Представитель административного органа изложил возражения на апелляционную жалобу, просил суд изменить решение суда первой инстанции путем внесения изменений в мотивировочную часть решения касательно выводов относительно трех эпизодов правонарушения, в отношении которых суд первой инстанции пришел к выводу об истечении срока давности привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности; просил оставить апелляционную жалобу лица, привлекаемого к административной ответственности, - без удовлетворения. Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства. Лышенко Александр Михайлович обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании общества с ограниченной ответственностью «ЭНИМЭЛС» (ОГРН 1022401632110, ИНН 2457008926, г. Красноярск) (далее - должник) банкротом. Заявление принято к производству суда. Определением от 20.08.2015 возбуждено производство по делу о банкротстве (№ А33-18083/2015). Определением от 23.11.2015 заявление индивидуального предпринимателя Лышенко Александра Михайловича о признании банкротом ООО «ЭНИМЭЛС» признано обоснованным, в отношении должника введена процедура наблюдения. Временным управляющим должником утвержден Бобров Максим Васильевич. Решением от 17.03.2016 ООО «ЭНИМЭЛС» признано банкротом и в отношении него открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев до 09.09.2016, исполнение обязанностей конкурсного управляющего должником возложено на временного управляющего Боброва Максима Васильевича. Определением от 14.04.2016 конкурсным управляющим ООО «ЭНИМЭЛС» утвержден Бобров Максим Васильевич. Определением от 31.10.2017 срок конкурсного производства продлен до 12.03.2018. По результатам изучения жалоб общества с ограниченной ответственностью «ТДБ» № 6 от 01.06.2017 и № 7 от 02.06.2016, Управлением Росреестра по Красноярскому краю в действиях (бездействии) арбитражного управляющего Боброва Максима Васильевича выявлены признаки административного правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ. 14 А33-24350/2017 13.06.2017 вынесено определение № 00432417 о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ. По результатам административного расследования составлен протокол об административном правонарушении № 00452417 от 18.09.2017 в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности. Зафиксированные в протоколе об административном правонарушении обстоятельства явились основанием для обращения административного органа в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о привлечении Боброва Максима Васильевича к административной ответственности, предусмотренной частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ. Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального права и соблюдения норм процессуального права, суд апелляционной инстанции не установил оснований для отмены судебного акта. В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений. Согласно части 5 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для составления протокола об административном правонарушении, возлагается на орган или лицо, которые составили этот протокол, и не может быть возложена на лицо, привлекаемое к административной ответственности. В соответствии с частью 6 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании устанавливает, имелось ли событие административного правонарушения и имелся ли факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, имелись ли основания для составления протокола об административном правонарушении и полномочия административного органа, составившего протокол, предусмотрена ли законом административная ответственность за совершение данного правонарушения и имеются ли основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол, а также определяет меры административной ответственности. Исходя из положений пункта 10 статьи 28.3 КоАП РФ, пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 03.02.2005 № 52 «О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих», Общего положения о территориальном органе Федеральной регистрационной службы по субъекту (субъектам) Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 05.08.2013 № 137, Указа Президента Российской Федерации от 25.12.2008 № 1847, Перечня должностных лиц Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, утвержденного приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 14.05.2010 № 178, суд апелляционной инстанции поддерживает вывод суда первой 15 А33-24350/2017 инстанции о том, что протокол об административном правонарушении от 18.09.2017 №00452417 составлен уполномоченным должностным лицом в пределах его компетенции. Согласно пункту 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» суду при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности или дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности необходимо проверять соблюдение положений статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, направленных на защиту прав лиц, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, имея в виду, что их нарушение может являться основанием для отказа в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности в силу части 2 статьи 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации либо для признания незаконным и отмены оспариваемого решения административного органа (часть 2 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Положения статьи 28.2 КоАП РФ, регламентирующие порядок составления протокола об административном правонарушении, предоставляют ряд гарантий защиты прав лицам, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении. Как следует из разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пунктах 10, 24 Постановления от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», при выявлении в ходе рассмотрения дела факта составления протокола в отсутствие лица, в отношение которого возбуждено дело об административном правонарушении, суду надлежит выяснить, было ли данному лицу сообщено о дате и времени составления протокола, уведомило ли оно административный орган о невозможности прибытия, являются ли причины неявки уважительными. При рассмотрении дел об оспаривании решений (постановлений) административных органов о привлечении к административной ответственности судам следует проверить, были ли приняты административным органом необходимые и достаточные меры для извещения лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, либо его законного представителя о составлении протокола об административном правонарушении в целях обеспечения возможности воспользоваться правами, предусмотренными статьей 28.2 КоАП РФ. Таким образом, протокол об административном правонарушении составляется в присутствии лица, привлекаемого к ответственности (его законного представителя), либо в его отсутствие, если имеются данные о его надлежащем извещении. Как верно указал суд первой инстанции, обеспечение административным органом лицу, привлекаемому к административной ответственности, возможности участвовать при составлении протокола об административном правонарушении и рассмотрении дела об административном правонарушении является гарантией соблюдения его прав на защиту, а также создания необходимых предпосылок и условий для всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела об административном правонарушении. Как следует из материалов дела, в рамках полномочий, определенных статьей 28.3 КоАП РФ, должностным лицом Управления 13.06.2017 вынесено определение №00432417 о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, и проведении административного расследования в отношении Боброва М.В., которому предложено явиться 29.06.2017 в 15 час. 00 мин. для участия в составлении протокола об административном правонарушении. Сложившаяся судебная практика, отраженная, в том числе, в рекомендациях научно-консультативного совета при Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа от 16 А33-24350/2017 11.03.2016, исходит из того, что вынесение определения о возбуждении дела об административном расследовании в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено административное дело, не извещенного о времени и месте вынесения такого определения (постановления), не является существенным нарушением процедуры привлечения к административной ответственности, при условии, если о совершении последующих процессуальных действий лицо извещалось надлежащим образом. Бобров М.В. в дополнениях к апелляционной жалобе ссылается на то, что определением о возбуждении дела об административном правонарушении №00432417 Управление предложило Боброву М.В. явиться к 15 час. 00 мин. 29.06.2017 для участия в составлении протокола об административном правонарушении в рамках административного расследования № 00432417. В связи с тем, что определение о возбуждении дела об административном правонарушении № 00432417 было получено арбитражным управляющим 04.07.2017, т.е. после 29.06.2017, арбитражному управляющему не было известно об определении №00432417 о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования №00432417 по поступившим жалобам ООО «ТДБ» №6 от 01.06.2017 и №7 от 02.06.2017, соответственно, арбитражному управляющему также не было известно о том, что Управление предлагало арбитражному управляющему Боброву М.В. явиться к 15 час. 00 мин. 29.06.2017 для участия в составлении протокола об административном правонарушении в рамках административного расследования № 00432417. Вместе с тем, как указывает сам арбитражный управляющий, копия указанного определения от 13.06.2017 №00432417 была им получена, следовательно, ему было известно о возбуждении дела и проведении в отношении него административного расследования. Факт получения указанного определения от 13.06.2017 позже даты, на которую было назначено составление протокола об административном правонарушении, не свидетельствует о нарушении прав лица, привлекаемого к административной ответственности, поскольку 29.06.2017 протокол не составлялся, в связи с отсутствием доказательств надлежащего уведомления о дате, времени и месте составления протокола об административном правонарушении, письмом от 30.06.2017 № 56/16106 Бобров М.В. приглашался в Управление для участия в составлении протокола об административном правонарушении на 28.07.2017.

Довод апеллянта относительно отсутствия в материалах дела доказательств направления Управлением письма №56/16106 от 30.06.2017 Боброву М.В. с определением от 29.06.2017 о продлении срока проведения административного расследования по делу №00372417, не может быть принят во внимание апелляционного суда, так как в связи с отсутствием доказательств надлежащего уведомления о дате, времени и месте составления протокола об административном правонарушении письмом от 31.07.2017 №56/18952 Бобров М.В. приглашался в Управление для участия в составлении протокола об административном правонарушении на 25.08.2017. Указанное письмо было получено Бобровым М.В. 22.08.2017 лично, что подтверждается его подписью (том 1 л.д 57). Дополнительно письмом от 21.08.2017 № 56/20828 Бобров М.В. приглашался для участия в составлении протокола об административном правонарушении по вновь выявленным эпизодам также на 25.08.2017 (том 1 л.д. 59-60). Именно в письме от 21.08.2017 № 56/20828 содержится указание на то, что Управлением дополнительно выявлен эпизод № 2. Данное письмо получено личном Бобровым В.В. 22.08.2017, что подтверждаемся его подписью на письме. В указанном письме от 21.08.2017 административным органом разъяснены права, предусмотренные статьями 24.2, 24.3, 24.4, 25.1 КоАП РФ. Впоследствии 24.08.2017 Бобровым М.В. заявлено ходатайство № 121 об отложении рассмотрения дела, в котором на первой странице подтверждается факт получения письма 17 А33-24350/2017 от 21.08.2017 № 56/20828, по тексту ходатайства представлены соответствующие возражения Боброва М.В. (том 1 л.д. 61-67). Апелляционная коллегия оценила и пришла к выводу об отклонении доводов арбитражного управляющего о том, что в протоколе об административном правонарушении № 00452417 от 18.09.2017 имеются ссылки на вышеуказанные письма, при этом Управление указывает, что именно дополнительно письмом от 21.08.2017 №56/20828 Бобров М.В. приглашался для участия в составлении протокола об административно правонарушении по вновь выявленным эпизодам также на 25.08.2017, в том числе: не отражение сведений о ходе реализации имущества должника в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.09.2016, от 22.02.2017, от 06.06.2017; однако, в протоколе об административном правонарушении № 00452417 от 18.09.2017 Боброву М.В. вменяется не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.06.2017, от 06.03.2017, от 06.12.2016 сведений о результатах проведения торгов. Как указано судом ранее, письмами от 21.08.2017 № 56/20828 и от 31.07.2017 №56/18952 Бобров М.В. был уведомлен о том, что 25.08.2017 будет составляться протокол об административном правонарушении. В указанных письмах отражены: дата, время и место составления протокола; квалификация правонарушения по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ; существо правонарушения в виде не отражения в отчетах сведений о реализации имущества должника; существо иных, выявленных Управлением правонарушений. Данные письма получены Бобровым М.В. Событием административного правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, является повторное неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Вменение новых эпизодов правонарушения по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ не изменяет квалификацию правонарушения. Обязанность по указанию конкретного перечня выявленных административным органом правонарушений в уведомлении о составлении протокола об административном правонарушении не предусмотрена законом, поскольку данным уведомлением не устанавливается объективная сторона вменяемого правонарушения. Отсутствие полного совпадения дат отчетов, в которых не отражены сведения о реализации имущества должника, не является процессуальным нарушением. Аналогичная позиция изложена в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 29.11.2017 по делу № А34-2928/2017. Боброву М.В. было известно, что Управлением исследуется вопрос ненадлежащего заполнения отчетов конкурсного управляющего в части не отражения сведений о реализации имущества должника. 25.08.2017 для участия в составлении протокола Бобров М.В. не явился. Как пояснил ответчик, в момент составления протокола об административном правонарушении, Управлением произведено уточнение дат отчетов, в которых отражена неполная информация о реализации имущества должника. Какого-либо существенного выхода за пределы формулировок правонарушений, отраженных в письмах от 21.08.2017 № 56/20828 и от 31.07.2017 № 56/18952, Управлением при составлении протокола не допущено. Вместо отчета от 06.09.2016 вменен отчет от 06.12.2016, вместо отчета от 22.02.2017 - отчет от 06.03.2017. Отчет от 06.06.2017 остался неизменен. Кроме того, при рассмотрении дела в суде первой инстанции Бобров М.В. каких- либо заявлений о нарушении Управлением его процессуальных прав в указанной части не делал, представлял свою позицию по существу всех вменяемых эпизодов. Права, предусмотренные статьями 24.2, 24.3, 24.4, 25.1 КоАП РФ, разъяснены лицу, привлекаемому к административной ответственности, в определении о возбуждении дела об административном правонарушении от 13.06.2017, арбитражному управляющему предложено явиться для составления протокола 29.06.2017. Проведение 18 А33-24350/2017 административного расследования откладывалось, арбитражный управляющий уведомлен о необходимости явиться для составления протокола 18.09.2017 под расписку, разъяснены права, предусмотренные статьями 24.2, 24.3, 24.4, 25.1 КоАП РФ. Таким образом, арбитражному управляющему было известно о возбуждении дела о банкротстве, дате и времени составления протокола. На основании изложенного подлежат отклонению, как несостоятельные, доводы апелляционной жалобы о несоблюдении Управлением применительно к эпизоду № 2 (не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 сведений о результатах проведения торгов) процедуры привлечения к административной ответственности; лицо, привлекаемое к административной ответственности, не было уведомлено о дополнительно выявленном в ходе административного расследования № 00432417 эпизоде вменяемого административного правонарушения, который был включен в протокол об административном правонарушении; арбитражный управляющий о вменяемом эпизоде №2 узнал только после получения протокола об административном правонарушении; об отсутствии доказательств уведомления арбитражного управляющего о выявлении данного эпизода в действиях (бездействие) арбитражного управляющего, составлении протокола об административном правонарушении от 18.09.2017 № 00452417 в отношении выявленного эпизода, о разъяснении лицу, привлекаемому к административной ответственности, прав и обязанностей, предусмотренных КоАП РФ об административных правонарушениях, предоставления арбитражному управляющему возможности представить возражения по вменяемому эпизоду в рамках административного расследования № 00432417.

Протокол об административном правонарушении составлен в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, извещенного надлежащим образом о дате, времени и месте составления протокола. Содержание протокола соответствует требованиям статьи 28.2 КоАП РФ. Обжалуя решение Арбитражного суда Красноярского края Бобров В.М. также указывает на то, что из протокола об административном правонарушении № 00452417 от 18.09.2017 следует, что данный протокол составлен Управлением по результатам изучения жалоб ООО «ТДБ» № 6 от 01.06.2017 и № 7 от 02.06.2016, по результатам административного расследования № 00432417, а также на основании непосредственного обнаружения, что не соответствует действительности. Так, из письма № 56/16106 от 30.06.2017 (том 1 л.д. 55-56) следует, что Управление изучало жалобы ООО «ТДБ» №01/04 от 21.04.2017, № 02/04 от 21.04.2017, № 05/05 от 23.05.2017, а также проводило административные расследования № 00292417, № 00372417. В письме № 56/18952 от 31.07.2017 Управления (том 1 л.д. 57-58) также имеются ссылки на результаты изучения жалоб ООО «ТДБ» №01/04 от 21.04.2017, № 02/04 от 21.04.2017, № 05/05 от 23.05.2017 и административные расследования № 00292417, № 00372417, которые в материалах настоящего дела отсутствуют. В письме № 56/20828 от 21.08.2017 Управление указывает на то, что факты неисполнения Бобровым М.В. обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве (несвоевременное принятие мер по возврату из федерального бюджета денежных средств - судебных расходов (госпошлина); не отражение сведений о ходе реализации имущества должника в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.09.2016, от 22.02.2017,; от 06.06.2017; не отражение сведений о заключении договоров аренды имущества должника в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.09.2016, от 22.02.2017, от 06.06.2017) выявлены при изучении материалов административного расследования №00372417. Апелляционная коллегия, изучив приведенные доводы, приходит к вводу об отсутствии нарушений в действиях административного органа по включению в один протокол об административном правонарушении нескольких эпизодов, выявленных в 19 А33-24350/2017 отношении одного субъекта ответственности в рамках разных административных расследований по разным жалобам, на основании следующего.

Согласно части 1 статьи 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются:

1) непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения;

2) поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения;

3) сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения (за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 5.27 и статьей 14.52 настоящего Кодекса);

4) фиксация административного правонарушения в области дорожного движения или административного правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренного законом субъекта Российской Федерации, совершенного с использованием транспортного средства либо собственником или иным владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи. Частью 1.1 статьи 28.1 КоАП РФ установлено, что поводами к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.12, 14.13 и 14.23 настоящего Кодекса, являются поводы, указанные в пунктах 1, 2 и 3 части 1 настоящей статьи, а также заявления лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, органов управления должника - юридического лица, саморегулируемой организации арбитражных управляющих, содержащие достаточные данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.

В соответствии с частью 4 статьи 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента:

1) составления протокола осмотра места совершения административного правонарушения;

2) составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных статьей 27.1 настоящего Кодекса;

3) составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении;

4) вынесения определения о возбуждении дела об административном правонарушении при необходимости проведения административного расследования, предусмотренного статьей 28.7 настоящего Кодекса;

6) вынесения постановления по делу об административном правонарушении в случае, предусмотренном частью 1 или 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса. О совершении административного правонарушения составляется протокол, за исключением случаев, предусмотренных статьей 28.4, частями 1, 3 и 4 статьи 28.6 настоящего Кодекса (часть 1 статьи 28.2 КоАП РФ). Действующее законодательство не предусматривает запрета на включение в один протокол об административном правонарушении нескольких эпизодов (правонарушений), установленных одним из способов, приведенных в пунктах 1 и 1.1 КоАП РФ в отношении одного лица, выявленных при разных административных расследованиях. 20 А33-24350/2017 В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 составление по результатам одной проведенной проверки одного протокола о нескольких незаконных действиях (фактах бездействия), каждое из которых образует самостоятельный состав административного правонарушения, само по себе не является существенным нарушением при производстве по делу об административном правонарушении. Действующие положения КоАП РФ не регламентируют процедуру составления протокола об административном правонарушении по факту выявления двух и более административных правонарушений, не предусматривают запрета на включение в один протокол об административном правонарушении нескольких эпизодов, установленных одним из способов, приведенных в пунктах 1 и 1.1 КоАП РФ. При указанных обстоятельствах апелляционная коллегия приходит к выводу об отсутствии нарушений в действиях административного органа по включению в один протокол об административном правонарушении нескольких эпизодов, выявленных в отношении одного субъекта ответственности, по результатам проведенных нескольких административных расследований по разным жалобам. Апелляционная коллегия также принимает во внимание, что все эпизоды вменяемого правонарушения, в том числе, эпизод № 2, касаются проведения Бобровым М.В. одной процедуры банкротства - ООО «ЭНИМЭЛС». Учитывая единство процедуры банкротства и идентичность допущенных правонарушений, Управлением не допущено какого-либо выхода за пределы административного расследования и, соответственно, превышения полномочий. Таким образом, суд апелляционной инстанции не усматривает нарушений в действиях административного органа по включению в один протокол об административном правонарушении нескольких эпизодов, выявленных в отношении одного субъекта ответственности при соблюдении требований к надлежащему извещению лица, привлекаемого к административной ответственности и разъяснению прав и обязанностей, предусмотренных статьями 24.2, 24.3, 24.4 и 25.1 КоАП РФ, требований к самому протоколу об административном правонарушении. Указанный вывод подтверждается судебной практикой, например, Постановление ФАС Поволжского округа от 21.05.2009 по делу №А72-1316/2009. Действия Управления Росреестра при составлении единого протокола об административном правонарушении признаются арбитражным судом разумными. Управление Росреестра является контролирующим деятельность арбитражных управляющих органом, следовательно, при выявлении в деятельности арбитражного управляющего нарушений действующего законодательства, административный орган обязан отреагировать, в том числе составить протокол об административном правонарушении в целях пресечения противоправных действий.

Таким образом, материалами дела подтверждается соблюдение административным органом процедуры и сроков составления протокола об административном правонарушении. Из материалов дела усматривается, что Управление, обращаясь в Арбитражный суд Красноярского края с требованием о привлечении арбитражного управляющего Боброва М.В. к административной ответственности по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, в заявлении указало следующие эпизоды вменяемого правонарушения: - выставление имущества должника на торги при наличии обеспечительных мер путем включения 07.10.2016 в ЕФРСБ соответствующего сообщения о проведении торгов и непосредственно проведение торгов 14.11.2016, что выразилось в опубликовании протокола об определении участников торгов № 211334 от 14.11.2016; - разработка и представление собранию кредиторов для утверждения Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества с незаконным условием о причинах невозврата задатка, а также непринятие мер к приведению данного положения в 21 А33-24350/2017 соответствие с Законом о банкротстве в период с 13.09.2016 (дата проведения собрания кредиторов по утверждению положения о продаже имущества должника) по 13.01.2017 (дата включения в ЕФРСБ сообщения о проведении собрания по вопросу внесения изменений в положение о продаже имущества должника); - не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.06.2017, от 06.03.2017, от 06.12.2016 сведений о результатах проведения торгов; - непринятие в период с 01.04.2016 по 16.02.2017, с 30.09.2016 по 16.02.2017, с 01.08.2016 по 16.02.2017, с 17.03.2016 по 16.02.2017 мер по возврату государственной пошлины. Согласно протоколу об административном правонарушении от 18.09.2017 №00452417 арбитражному управляющему Боброву М.В. вменяется: 1.1 выставление имущества должника на торги при наличии обеспечительных мер путем включения 07.10.2016 в ЕФРСБ соответствующего сообщения о проведении торгов и непосредственно проведение торгов 14.11.2016, что выразилось в опубликовании протокола об определении участников торгов № 211334 от 14.11.2016; 1.2 разработка и представление собранию кредиторов для утверждения Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества с незаконным условием о причинах невозврата задатка, а также непринятие мер к приведению данного положения в соответствие с Законом о банкротстве в период с 13.09.2016 (дата проведения собрания кредиторов по утверждению положения о продаже имущества должника) по 13.01.2017 (дата включения в ЕФРСБ сообщения о проведении собрания по вопросу внесения изменений в положение о продаже имущества должника); 1.3 необоснованное расходование денежных средств должника на опубликование сообщений о проведении (04.10.2016) и об отмене торгов (15.11.2016); 2. не отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.06.2017, от 06.03.2017, от 06.12.2016 сведений о результатах проведения торгов; 3. непринятие в период с 01.04.2016 по 16.02.2017, с 30.09.2016 по 16.02.2017, с 01.08.2016 по 16.02.2017, с 17.03.2016 по 16.02.2017 мер по возврату государственной пошлины.

Таким образом, административным органом при обращении в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности в указанном заявлении не был отражен эпизод 1.3 вменяемого правонарушения (необоснованное расходование денежных средств должника на опубликование сообщений о проведении (04.10.2016) и об отмене торгов (15.11.2016)). При рассмотрении дела в суде первой инстанции представитель заявителя ходатайствовал об уточнении заявленных требований, просил рассмотреть также эпизоды 1.2 и 1.3, указанные в протоколе, но ошибочно не отраженные в заявлении о привлечении к административной ответственности от 22.09.2017; представил письменное ходатайство об уточнении заявленных требований от 01.11.2017, просил привлечь Боброва М.В. к административной ответственности и назначить реальное наказание в пределах санкции части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ по эпизодам административного правонарушения, установленным в протоколе от 18.09.2017 №00452417, в том числе, эпизодов 1.2, 1.3. Арбитражный суд Красноярского края принял указанное утонение требований, рассмотрев настоящее дело и приняв обжалуемый судебный акт по всем перечисленным выше эпизодам вменяемого правонарушения. При этом суд первой инстанции указал на то, что средством фиксации административного правонарушения является не заявление административного органа, а протокол об административном правонарушении, исходя из указанных в котором составов правонарушений, судом устанавливается в действиях (бездействии) лица, привлекаемого к административной ответственности, наличие состава вменяемого административного правонарушения. Заявление о привлечении к административной ответственности является обращением к суду о признании в действиях арбитражного управляющего выявленного в ходе административного расследования 22 А33-24350/2017 правонарушения. Таким образом, необходимость отражения в заявлении всех эпизодов вменяемого правонарушения, отраженных в протоколе, наличие которых установлено в ходе административного расследования, не является обязательным, возражения арбитражного управляющего признаются необоснованными. Арбитражный управляющий при апелляционном обжаловании полагает, что у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения ходатайства Управления об уточнении заявленных требований; основанием для привлечения арбитражным судом к административной ответственности является заявление органа или лица, уполномоченного составлять протокол об административном правонарушении, а не протокол. По мнению Боброва М.В., со стороны Управления имело место не изменение оснований заявления, а обращение с дополнительным заявлением, т.е. дополнение заявления новыми эпизодами, которые могут послужить основанием для привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности, что не соответствует требованиям части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Апелляционная коллегия, изучив заявленные доводы, приходит к следующим выводам. Особенностью рассмотрения дела об административных правонарушениях в арбитражных судах является то, что в силу части 1 статьи 202 и части 1 статьи 207 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о привлечении к административной ответственности, отнесенные федеральным законом к подведомственности арбитражных судов, а также дела об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности рассматриваются по общим правилам искового производства, предусмотренным названным Кодексом, с особенностями, установленными в Главе 25 Кодекса и федеральном законе об административных правонарушениях. Судам при рассмотрении дел, отнесенных Кодексом к их подведомственности, необходимо учитывать, что в тех случаях, когда положения Главы 25 и иные нормы Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации прямо устанавливают конкретные правила осуществления судопроизводства, именно они должны применяться судами. Это касается наименования категорий дел (параграфы 1 и 2 главы 25), оснований возбуждения производства по делам (часть 2 статьи 202 и часть 2 статьи 207 АПК РФ), наименования и содержания судебных актов суда первой инстанции (статьи 206 и 211 АПК РФ), составления протокола судебного заседания (статья 155 АПК РФ), сроков направления лицам, участвующим в деле, копий судебных актов (часть 5 статьи 206 и часть 6 статьи 211 АПК РФ). Данное правило закреплено в пункте 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». В соответствии с пунктом 5 Постановление Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», согласно части 2 статьи 202 АПК РФ производство по делам о привлечении к административной ответственности возбуждается в арбитражных судах на основании заявлений органов и должностных лиц, уполномоченных в соответствии с федеральным законом составлять протоколы об административных правонарушениях. Данное заявление должно отвечать требованиям, предусмотренным статьей 204 АПК РФ.

В случае несоответствия заявления требованиям, установленным частью 1 статьи 204 АПК РФ, а также при отсутствии в приложении к заявлению документов, перечисленных в части 2 статьи 204 АПК РФ, суд, руководствуясь статьей 128 АПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения. 23 А33-24350/2017 При получении протокола об административном правонарушении и иных документов без заявления суд возвращает их административному органу без вынесения определения в связи с отсутствием оснований для решения вопроса о возбуждении производства по делу в арбитражном суде. Эпизод 1.3 в части вменения управляющему в вину необоснованного расходования денежных средств должника на опубликование сообщений о проведении (04.10.2016) и об отмене торгов (15.11.2016) не был указан в заявлении административного органа, поданном в арбитражный суд в качестве основания для привлечения к ответственности. Апелляционный суд не согласен с выводами суда первой инстанции о том, что само по себе заявление о привлечении к административной ответственности представляет собой форму заявления в суд с требованием привлечь к ответственности в зависимости от приведенных в протоколе об административном правонарушении эпизодов, и, что сам по себе факт не отражения в заявлении указанного нарушения значения не имеет. Вместе с тем, судом апелляционной инстанции установлено, что представитель заявителя при рассмотрении дела в суде первой инстанции письменно ходатайствовал об уточнении заявленных требований, просил рассмотреть также эпизоды 1.2 и 1.3, указанные в протоколе, но ошибочно не отраженные в заявлении о привлечении к административной ответственности от 22.09.2017.

Из пункта 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» следует, что предметом иска является материально-правовое требование истца к ответчику. Основание иска - обстоятельства, на которых истец основывает свое требование к ответчику. Протокол об административном правонарушении является одним из доказательств по делу, но не самостоятельным основанием для привлечения лица к ответственности в арбитражных судах. В том случае, если доказательствами подтверждается существование обязательства в большем размере, чем просит истец, суд не взыскивает более того, что потребовано в иске. В данном случае орган указал на предмет требования - привлечение к арбитражного управляющего административной ответственности по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ и конкретные основания своих требований; в дальнейшем уточнил требования, просил рассмотреть заявление по всем эпизодам, отраженным в протоколе об административном правонарушении, указав в качестве основания дополнительно эпизоды 1.2 и 1.3. При этом предмет требования изменен не был и остался прежним - привлечение к административной ответственности по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ. Кроме того, эпизод 1.2 (разработка и представление собранию кредиторов для утверждения Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества с незаконным условием о причинах невозврата задатка, а также непринятие мер к приведению данного положения в соответствие с Законом о банкротстве в период с 13.09.2016 (дата проведения собрания кредиторов по утверждению положения о продаже имущества должника) по 13.01.2017 (дата включения в ЕФРСБ сообщения о проведении собрания по вопросу внесения изменений в положение о продаже имущества должника)) изначально был указан Управление в заявлении о привлечении к административной ответственности. При указанных обстоятельствах Арбитражный суд Красноярского края правомерно, с учетом положений статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принял уточнение заявленных требований Управления и при вынесении обжалуемого судебного акта рассмотрел заявление административного органа по всем отраженным в протоколе об административном правонарушении эпизодам. Следовательно, суд первой инстанции не вышел за пределы указанных оснований. При этом апелляционная коллегия принимает во внимание доводы Управления, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу о том, что эпизод, указанный на странице 6 протокола об административном правонарушении № 00452417 от 18.09.2017 под 24 А33-24350/2017 пунктом 1.3 не указан в заявлении о привлечении Боброва М.В. к административной ответственности по технической ошибке; технический характер данной ошибки подтверждается тем, что в заявлении при этом учитывается обстоятельство, смягчающее административную ответственность по данному эпизоду (страница 2 заявления).

При указанных обстоятельствах при оценке вменяемых арбитражному управляющему эпизодов правонарушений арбитражный суд первой инстанции правомерно руководствовался содержанием заявления административного органа о привлечении к административной ответственности, с учетом уточнения заявленного требования. Суд апелляционной инстанции полагает, что административный орган доказал совершение Бобровым М.В. вменяемого правонарушения исходя из следующего. В соответствии со статьей 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. В соответствии с частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 настоящей статьи, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, влечет дисквалификацию должностных лиц на срок от шести месяцев до трех лет; наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от трехсот пятидесяти тысяч до одного миллиона рублей. Частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ установлена административная ответственность арбитражного управляющего за неисполнение обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния. Субъектом административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, является арбитражный управляющий, повторно не исполняющий обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве). Объективная сторона вменяемого арбитражному управляющему правонарушения состоит в повторном не исполнении им обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве). Деятельность арбитражного управляющего при осуществлении им процедур банкротства (в том числе конкурсного производства) регулируется Законом о банкротстве. Арбитражный управляющий в деле о банкротстве обязан осуществлять установленные настоящим Федеральным законом функции, в том числе прямо названные в статье 20.3 Закона о банкротстве, так и иные установленные Федеральным законом (пункт 2 статьи 20.3. Закона о банкротстве). В силу пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. В отношении арбитражного управляющего принцип разумности означает соответствие его действий определенным стандартам, установленным, помимо законодательства о банкротстве, правилами профессиональной деятельности арбитражного управляющего, утверждаемыми Постановлениями Правительства РФ, либо стандартами, выработанными правоприменительной практикой в процессе реализации законодательства о банкротстве. Добросовестность действий арбитражного управляющего выражается в отсутствии умысла причинить вред кредиторам и обществу. Эпизод 1.1. Как следует из материалов дела, арбитражному управляющему вменяется выставление имущества должника на торги при наличии обеспечительных мер путем включения 07.10.2016 в ЕФРСБ соответствующего сообщения о проведении торгов и непосредственно проведение торгов 14.11.2016, что выразилось в опубликовании протокола об определении участников торгов № 211334 от 14.11.2016.

Согласно пункту 3 статьи 139 Закона о банкротстве после проведения инвентаризации и оценки имущества должника конкурсный управляющий приступает к его продаже. Продажа имущества должника осуществляется в порядке, установленном пунктами 3 - 19 статьи 110 и пунктом 3 статьи 111 настоящего Федерального закона, с учетом особенностей, установленных настоящей статьей. Денежные средства, вырученные от продажи имущества должника, включаются в состав имущества должника. Согласно пункту 4 статьи 110 Закона о банкротстве продажа предприятия осуществляется в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, путем проведения торгов в форме аукциона, за исключением имущества, продажа которого в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляется путем проведения конкурса. Продажа предприятия осуществляется путем проведения открытых торгов, за исключением случая наличия в составе предприятия имущества, относящегося в соответствии с законодательством Российской Федерации к ограниченно обособленному имуществу. В силу пунктов 8, 9 статьи 110 Закона о банкротстве в качестве организатора торгов выступает внешний управляющий или привлекаемая для этих целей специализированная организация, оплата услуг которой осуществляется за счет предприятия должника. Не позднее чем за тридцать дней до даты проведения торгов их организатор обязан опубликовать сообщение о продаже предприятия в порядке, установленном статьей 28 настоящего Федерального закона, и в печатном органе по месту нахождения должника. Конкурсным управляющим выявлено зарегистрированное за должником имущество: нежилое помещение, расположенное по адресу: г. Норильск, ул. Красноярская, д. 4, пом. 65 (кадастровый номер 24:55:0000000:44060). Собранием кредиторов ООО «Энимэлс» от 10.06.2016 утверждено Положение о порядке, сроках и условиях продажи имущества общества с ограниченной ответственностью «Энимэлс».

В рамках обособленного спора А33-18083-21/2015 решения собрания кредиторов по вопросу № 3 повестки дня «Утверждение Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества общества с ограниченной ответственностью «Энимэлс» в редакции, предложенной конкурсным управляющим для голосования по первому вопросу повестки дня на собрании кредиторов ООО «ЭНИМЭЛС» 05.05.2016, обжалованы. Определением Арбитражного суда Красноярского края от 27.06.2016 по делу А33-18083-21/2015 приняты обеспечительные меры в виде запрета конкурсному управляющему обществом с ограниченной ответственностью «ЭНИМЭЛС» Боброву М.В., организатору торгов ООО «Управляющая компания «Прогресс» проводить торги по реализации принадлежащего обществу с ограниченной ответственностью «ЭНИМЭЛС» нежилого помещения, расположенного по адресу: Норильск, Красноярская, д. 4, пом. 65, (кадастровый номер 24:55:0000000:44060), до вступления в законную силу судебного акта по заявлению о признании недействительным решения собрания кредиторов общества с ограниченной ответственностью «ЭНИМЭЛС» от 10.06.2016 по вопросу №3 повестки дня «Утверждение Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества общества с ограниченной ответственностью «ЭНИМЭЛС» в редакции, предложенной конкурсным управляющим обществом с ограниченной ответственностью «ЭНИМЭЛС» для голосования по первому вопросу повестки дня на собрании кредиторов общества с ограниченной ответственностью «ЭНИМЭЛС» 05.05.2016». Определение вступило в законную силу. Определение о принятии обеспечительных мер было опубликовано на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» 28.06.2016 и являлось общедоступным. Согласно статьям 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов, федеральных судов 26 А33-24350/2017 общей юрисдикции и мировых судей являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, в том числе для судов, рассматривающих дела о банкротстве. Пункт 1 статьи 96 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что определение арбитражного суда об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных актов арбитражного суда. Определением по делу А33-18083-21/2015 от 22.08.2016 удовлетворено, в том числе, заявление о признании недействительным решения собрания кредиторов ООО «Энимэлс» от 10.06.2016 по вопросу № 3 повестки собрания. Судебный акт по результатам рассмотрения обособленного спора А33-18083-21/2015 обжаловался, оставлен без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 06.03.2017. Из материалов дела усматривается, что 07.10.2016 (сообщение №1346950) в ЕФРСБ конкурсным управляющим должника Бобровым М.В. осуществлено опубликование сообщения о проведении торгов по продаже принадлежащего ООО «ЭНИМЭЛС» нежилого помещения, расположенного по адресу Норильск, Красноярская, д. 4, пом. 65, (кадастровый номер 24:55:0000000:44060), путем проведения повторных открытых торгов в форме аукциона, назначенных на 15.11.2016.

Согласно указанному сообщению в случае признания торгов, назначенных на 15.11.2016, несостоявшимися открытые торги в форме публичного предложения проводятся с 21.11.2016 по 13.01.2017. Вступившим в законную силу определением по делу №А33-18083-27/2015 установлено, что на сайте электронной торговой площадки общества с ограниченной ответственностью «СЭТ» опубликован протокол об определении участников торгов №211334 от 14.11.2016, согласно которому заявок на приобретение имущества должника не поступило. Сообщением от 15.11.2016 № 1422056 конкурсный управляющий отменил проведение торгов, назначенных на 15.11.2016, а также торгов в форме публичного предложения, назначенных к проведению в период с 21.11.2016 по 13.01.2017. На основании изложенного суд первой инстанции верно указал, что на дату публикации сообщения в ЕФРСБ от 07.10.2016 № 1346950 и проведения торгов, назначенных на 15.11.2016 (согласно сообщению прием заявок заканчивался 14.11.2016), действовали принятые судом обеспечительные меры в виде запрета на проведение таких торгов. Направление Бобровым М.В. документов на включение в ЕФРСБ информационного сообщения №1346950 от 07.10.2016 о проведении торгов имуществом общества с ограниченной ответственностью «Энимэлс» в период действия обеспечительных мер, а также о проведении торгов по реализации имущества должника, назначенных на 15.11.2016 является документально подтвержденным. Указанные выводы подтверждаются вступившим в законную силу определением по результатам рассмотрения жалобы по делу А33-18083-27/2015, согласно которому действия конкурсного управляющего должника Боброва М.В. по организации и проведению торгов по реализации имущества ООО «Энимэлс» в период действия обеспечительных мер признаны незаконными. При указанных обстоятельствах, апелляционная коллегия, вслед за судом первой инстанции, приходит к выводу о наличии в действиях арбитражного управляющего объективной стороны вменяемого правонарушения, выразившегося во включении в ЕФРСБ сообщения о проведении повторных торгов в организации и проведению торгов по реализации имущества ООО «Энимэлс» в период действия обеспечительных мер. При апелляционном обжаловании арбитражный управляющий указал, что для разрешения вопроса о наличии в действиях Боброва М.В. состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.13 КоАП РФ, в том числе, наличия в его действиях вины, а в случае установления арбитражным судом признаков состава 27 А33-24350/2017 административного правонарушения - для разрешения вопроса о наличии или отсутствии признаков малозначительности правонарушения, необходимо учитывать конкретные фактические обстоятельства, которые послужили причиной для судебного разбирательства по делу № А33-18083-27/2015. Арбитражный управляющий исходя из формулировок резолютивной (просительной части) апелляционной жалобы ООО «ТДБ» за подписью Кирющенко К.В. на определение Арбитражного суда Красноярского края от 22.08.2016 по обособленному делу (спору) № А3-18083-21/2015 полагал, что в части «Заявление о признании недействительным решения собрания кредиторов ООО «Энимэлс» от 10.06.2016 по вопросу № 3 повестки собрания удовлетворить» указанное определение, как не обжалованное в апелляционном порядке, вступило в силу по истечении четырнадцати дней от даты его принятия, т.е. с 12.09.2016. По мнению конкурсного управляющего должника, с его стороны допущено не нарушение требований Закона о банкротстве, а неправильное толкование и уяснение судебного акта арбитражного суда, что само по себе не образует объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.13 КоАП РФ. Апелляционная коллегия, оценив приведенные доводы, приходит к выводу об их отклонении, поскольку наличие в действиях объективной стороны вменяемого правонарушения установлено вступившим в законную силу судебным актом. Факт действия обеспечительных мер подтверждается и определением Третьего арбитражного апелляционного суда от 11.11.2016 по делу А33-18083-21/2015 об отказе в принятии обеспечительных мер, согласно содержанию которого «на момент рассмотрения заявления действуют и не отменены обеспечительные меры, принятые определением Арбитражного суда Красноярского края от 27.06.2016 по делу А33-18083-21/2015, запрещающие конкурсному управляющему ООО «ЭНИМЭЛС» Боброву М.В., организатору торгов обществу с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Прогресс» проводить торги по реализации принадлежащего обществу с ограниченной ответственностью «ЭНИМЭЛС» нежилого помещения, расположенного по адресу Норильск, Красноярская, д. 4, пом. 65, (кадастровый номер 24:55:0000000:44060) до вступления в законную силу судебного акта по настоящему делу, т.е. требования кредитора общества с ограниченной ответственностью «ТДБ» по настоящему делу обеспечены, и необходимость дублирования обеспечительных мер отсутствует». Кроме того, как следует из сообщения от 15.11.2016 № 1422056, аналогичные обеспечительные меры о запрете на проведение торгов были приняты определением от 11.11.2016 в рамках обособленного спора А33-18083-22/2015. Таким образом, действуя добросовестно и разумно, арбитражный управляющий имел возможность до завершения времени подачи заявок (до 15.11.2016) направить сообщение об отмене торгов. Довод апелляционной жалобы о том, что указание в качестве нарушения законодательства о несостоятельности (банкротстве) проведение торгов, назначенных на 14.11.2016, не соответствует действительности, на 14.11.2016 торги не назначались, подлежит отклонению. В рассматриваемом случае проведение торгов было назначено на 15.11.2016, вместе с тем, арбитражному управляющему вменяется выставление имущества должника на торги при наличии обеспечительных мер путем включения 07.10.2016 в ЕФРСБ соответствующего сообщения о проведении торгов и опубликования 14.11.2016 протокола об определении участников торгов № 211334.

Как верно указал суд первой инстанции, торги представляют собой комплекс мероприятий по реализации имущества должников, осуществляемых путем проведения торгов в форме аукциона, публичного предложения. Торги - это сложный юридический состав, воплощенный в комплексе последовательно сменяющих друг друга односторонних сделок, в совокупности влекущих правовые последствия. Торги представляют собой единую процедуру. Этапы организации и проведения торгов законом 28 А33-24350/2017 не разграничены. Указанный комплекс мероприятий включает в себя, в том числе действия, начиная с опубликования информационных сообщений о торгах, непосредственно, по проведению торгов, а также по подведению итогов торгов. Заключение договора по результатам торгов представляет собой отдельный этап реализации имущества должника. Из сообщения о проведении торгов от 07.10.2016 следует, что организатором торгов выступало общество с ограниченной ответственностью «СЭлТ». Сообщение опубликовано конкурсным управляющим Бобровым М.В. Прием заявок для участия в торгах определен с 10.10.2016 по 14.11.2016, подведение итогов назначено на 15.11.2016. Арбитражный управляющий, фактически осуществляя полномочия руководителя должника, зная о принятых обеспечительных мерах, опубликовал сообщение о проведении торгов по реализации имущества должника от 07.10.2016, передал организатору торгов необходимые документы для проведения торгов. Сообщение об отмене торгов было включено конкурсным управляющим в ЕФРС только 15.11.2016, то есть после окончания срока приема заявок. То есть своими действиями арбитражный управляющий фактически инициировал процесс проведения торгов, не предпринял действий по недопущению, в том числе, организатором торгов, проведения торгов. Ссылка в апелляционной жалобе на то, что 26.04.2016 конкурсный управляющий ООО «ЭНИМЭЛС» Бобров М.В. произвел инвентаризацию основных средств (выявленного недвижимого имущества) должника, следовательно, в силу пункта 3 статьи 139 Закона о банкротстве (с учетом отсылок к пунктам 3-19 статьи 110 и пункта 3 статьи 111 Закона о банкротстве), конкурсный управляющим обязан был приступить к реализации имущества должника, торги по продаже имущества должника, проведение которых вменяется арбитражному управляющему, проведены не были, не свидетельствует об отсутствии в действиях Боброва М.В. объективной стороны выявленного правонарушения. Доводы арбитражного управляющего о том, что судебным актом по делу А33-18083-37/2015 отказано в признании торгов недействительными, судом сделан вывод о том, что торги, назначенные на 15.11.2016, не проводились, следовательно, в удовлетворении требований следует отказать, правомерно признаны судом первой инстанции необоснованными. Объективную сторону административного правонарушения составляют действия арбитражного управляющего по инициированию процедуры повторных торгов, в том числе по включению информационного сообщения в ЕФРСБ о торгах от 07.10.2016, по не пресечению проведения организатором торгов, назначенных на 15.11.2016, как лицом, осуществляющим проведение процедуры банкротства. Обжалуя решение Арбитражного суда Красноярского края, Бобров М.В. ссылается на то, что в обжалуемом решении арбитражный суд первой инстанции не указал и не описал все элементы состава административного правонарушения по эпизоду 1.1, в том числе, не обосновал свои выводы о виновности арбитражного управляющего. Апелляционная коллегия отклоняет приведенный довод, как не свидетельствующий о незаконности или необоснованности решения суда первой инстанции, поскольку, установив наличие объективной стороны вменяемого правонарушения по эпизоду 1.1, Арбитражный суд Красноярского края пришел к выводу о том, что срок давности привлечения к ответственности, в том числе, по эпизоду 1.1, истек, в связи с чем, заявление административного органа о привлечении Боброва М.В. к ответственности по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ по эпизоду 1.1 удовлетворено не было. Датой совершения административного правонарушения является 07.10.2016 - дата включения сообщения о проведении торгов (выставление имущества должника на торги) при наличии обеспечительных мер, а также дата окончания этапа торгов - 15.11.2016, когда фактически торги (как таковые) признаются завершенными (то есть дата подведения итогов - в отношении нарушения о проведении торгов). Эпизод 1.2. 29 А33-24350/2017 Управление, обращаясь в Арбитражный суд Красноярского края, просило привлечь арбитражного управляющего Боброва М.В. к административной ответственности, в том числе, за разработку и представление собранию кредиторов для утверждения Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества с незаконным условием о причинах невозврата задатка, а также непринятие мер к приведению данного положения в соответствие с Законом о банкротстве в период с 13.09.2016 (дата проведения собрания кредиторов по утверждению положения о продаже имущества должника) по 13.01.2017 (дата включения в ЕФРСБ сообщения о проведении собрания по вопросу внесения изменений в положение о продаже имущества должника).

В вину арбитражному управляющему вменяется неисполнение обязанности, предусмотренной пунктом 4 статьи 20.3, абзацем. 2 пункта 16 статьи 110, пунктами 1.1, 2, 3 статьи 139 Закона о банкротстве. Арбитражный суд Красноярского края расценил, что фактически в разделе 1.2 протокола об административном правонарушении в вину арбитражному управляющему вменяется несколько самостоятельных правонарушений: 1.2.1. в пункт 2.6 Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества ООО «ЭНИМЭЛС» от 13.09.2016 включено условие, не соответствующее действующему законодательству; 1.2.2. бездействие по непринятию мер по приведению Положения от 13.09.2016 в соответствие с Законом о банкротстве. По указанным эпизодам судом первой инстанции было установлено наличие объективной стороны вменяемого правонарушения. Апелляционная коллегия поддерживает выводы Арбитражного суда Красноярского края по эпизоду 1.2.1 исходя из следующего. В ходе проведения административного расследования Управлением установлено, что пункт 2.6 Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества ООО «ЭНИМЭЛС» от 13.09.2016 включено условие, не соответствующее действующему законодательству. Пунктом 1.1 статьи 139 Закона о банкротстве (в редакции, применимой к процедуре банкротства должника), предусмотрено, что в течение одного месяца с даты окончания инвентаризации предприятия должника или оценки имущества должника (далее в настоящей статье - имущество должника) в случае, если такая оценка проводилась по требованию конкурсного кредитора или уполномоченного органа в соответствии с настоящим Федеральным законом, конкурсный управляющий обязан представить собранию кредиторов или в комитет кредиторов для утверждения предложение о продаже имущества должника, включающее в себя сведения о составе этого имущества, о сроках его продажи, о форме торгов (аукцион или конкурс), об условиях конкурса (в случае, если продажа этого имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляется путем проведения конкурса), о форме представления предложений о цене этого имущества, о начальной цене его продажи, о средствах массовой информации и сайтах в сети «Интернет», где предлагается соответственно опубликовать и разместить сообщение о продаже этого имущества, о сроках опубликования и размещения указанного сообщения. Таким образом, предлагая собранию (комитету) кредиторов порядок и условия реализации имущества должника, арбитражный управляющий как лицо, специально уполномоченное на проведение процедур банкротства, обязан разработать положение соответствующее требованиям, установленным Законом о банкротстве, сообщать конкурсным кредиторам о требованиях, предъявляемых законом к порядку реализации имущества должника (аналогичная правовая позиция содержится в постановлении Президиума ВАС РФ от 10.09.2013 № 14917/11). На основании изложенного суд первой инстанции верно указал, что обязанность разработать положение о порядке реализации имущества должника возложена на 30 А33-24350/2017 конкурсного управляющего. При этом, порядок продажи имущества должника не должен нарушать императивные требования Закона о банкротстве.

Согласно статье 448 Г ражданского кодекса Российской Федерации участники торгов вносят задаток в размере, в сроки и в порядке, которые указаны в извещении о проведении торгов. Если торги не состоялись, задаток подлежит возврату. Задаток возвращается также лицам, которые участвовали в торгах, но не выиграли их. При заключении договора с лицом, выигравшим торги, сумма внесенного им задатка засчитывается в счет исполнения обязательств по заключенному договору. В соответствии с абзацем 2 пункта 16 статьи 110 Закона о банкротстве в случае отказа или уклонения победителя торгов от подписания данного договора в течение пяти дней с даты получения указанного предложения внешнего управляющего внесенный задаток ему не возвращается и внешний управляющий вправе предложить заключить договор купли-продажи предприятия участнику торгов, которым предложена наиболее высокая цена предприятия по сравнению с ценой предприятия, предложенной другими участниками торгов, за исключением победителя торгов. Нормы пункта 16 статьи 110 Закона о банкротстве регулируют вопрос возврата задатка в случае отказа или уклонения победителя торгов от подписания договора. Судом апелляционной инстанции установлено, что пункт 2.6 Положения содержит указание на то, что сумма задатка не возвращается заявителю (участнику торгов) в случаях: отзыва заявителем (участником торгов) заявки на участие в торгах после окончания срока представления заявок на участие в торгах; отказа (уклонения) заявителя от участия в торгах, в том числе выразившегося в непредставлении заявки на участие в торгах заявителем, оплатившим задаток; отказа (уклонения участника торгов), признанного организатором торгов победителем торгов, от заключения договора купли - продажи имущества должника с конкурсным управляющим должника в установленном порядке и сроки на предложенных последним условиях; в случае неоплаты участником торгов, признанным победителем торгов, денежных средств по заключенному договору купли-продажи имущества должника за имущество должника в установленной сумме и сроки. Следовательно, является обоснованным вывод административного органа и суда первой инстанции о том, что приведенные в пункте 2.6 Положения от 13.09.2016 основания для возврата задатка содержат положения, не предусмотренные действующем законодательством, существенно ограничивают участников торгов в возврате уплаченного задатка. Определением по делу А33-18083-22/2015 от 29.04.2017, вступившим в законную силу, по результатам рассмотрения жалобы на действия арбитражного управляющего, установлен факт несоответствия пункта 2.6 Положения от 13.09.2016 требованиям действующего законодательства, вместе с тем, в удовлетворении жалобы по указанному эпизоду отказано со ссылкой на то, что собранием кредиторов 27.01.2017 утверждены изменения №1 в Положение о продаже имущества должника, согласно которым в пункт 2.6 Положения внесены изменения в части порядка возврата задатков заявителям.

Таким образом, судом основания для вывода о нарушении прав кредиторов не установлены. Суд первой инстанции обоснованно отклонил доводы арбитражного управляющего о том, что положение, не отвечающее требованиям законодательства, было представлено конкурсным кредитором Лышенко А.М. и без изменения было предложено собранию кредиторов, поскольку указанные обстоятельства не исключают ответственности арбитражного управляющего. При этом суд первой инстанции верно отметил, что арбитражный управляющий является специально уполномоченным лицом на проведение процедур банкротства. Действующее законодательство не запрещает принимать арбитражному управляющему от иных участников процедуры банкротства текста предложений о продаже имущества должника, равно как не ограничивает собрание кредиторов в праве утвердить положение, 31 А33-24350/2017 предложенное конкурсным кредитором на собрании. В рассматриваемом случае арбитражный управляющий принял предложение конкурсного кредитора о порядке реализации имущества. В судебном заседании арбитражный управляющий пояснил, что у предложенного для утверждения Положения изменил только верхнюю часть (реквизиты), представив положение как собственное, в то время как фактически оно было изготовлено конкурсным кредитором. Арбитражный управляющий, действуя добросовестно и разумно, приняв предложение о порядке продажи имущества должника, фактически представляя его от своего имени, обязан был проверить его на соответствие действующему законодательству, при необходимости переработать, и только после этого представить собранию кредиторов для утверждения. В случае, если арбитражный управляющий не планировал перерабатывать Положение, арбитражный управляющий как профессионал в сфере банкротных отношений должен был указать кредиторам на имеющиеся в положении недостатки, что подлежало отражению в протоколе собрания кредиторов. Таким образом, принятие арбитражным управляющим предложения о продаже имущества должника, представление такого положения от своего имени кредиторам на собрании не исключают ответственности арбитражного управляющего.

Апелляционная коллегия, повторно оценив представленные доказательства, приходит к выводу о наличии в действиях арбитражного управляющего объективной стороны вменяемого правонарушения, выразившегося в представлении собранию кредиторов 13.09.2016 Положения, не отвечающего требованиям действующего законодательства. Положение от 13.09.2016 подписано конкурсным управляющим Бобровым М.В., следовательно, принято им в целях проведения торгов. Доводы апелляционной жалобы о том, что в оспариваемой части Положение от 13.09.2016 не было применено на практике, поскольку определением Арбитражного суда Красноярского края от 11.11.2016 по делу № А33-18083-22/2015, до вступления в законную силу судебного акта по делу №А33-18083-22/2015, организатору торгов ООО «Управляющая компания «Прогресс» было запрещено организовывать и проводить торги, назначенные на 15.11.2016, а также открытые торги в форме публичного предложения, назначенные с 21.11.2016 по 13.01.2017, по реализации нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Норильск, ул. Красноярская, д.4, пом. 65 (кадастровый номер 24:55:0000000:44060); принятие собранием кредиторов должника Положения от 13.09.2016 в спорной редакции не привело ни к каким правовым и фактическим последствиям, отклоняются апелляционным судом, как не свидетельствующие об отсутствии объективной стороны вменяемого правонарушения. Бобров В.М. в дополнении к апелляционной жалобе также ссылается на то, что ООО «ТДБ», представителем участников ООО «ЭНИМЭЛС», в судебном порядке оспаривалось решение собрания кредиторов должника от 27.01.2017 по утверждению Изменений № 1 в «Положение о порядке, сроках и условиях продажи имущества ООО «ЭНИМЭЛС» в новой редакции»; определением Арбитражного суда Красноярского края от 02.08.2017 по делу № А33-18083-32/2015 в удовлетворении заявленных требований было отказано. Указанные обстоятельства не могут быть приняты во внимание апелляционного суда, поскольку не опровергают вывод о несоответствии пункта 2.6 Положения от 13.09.2016 действующему законодательству. Датой совершения административного правонарушения признается 13.09.2016, то есть дата предъявления Положения, не отвечающего требованиям законодательства, собранию кредиторов. Относительно эпизода 1.2.2, согласно которому в вину арбитражному управляющему вменяется также бездействие по непринятию мер по приведению Положения от 13.09.2016 в соответствие с Законом о банкротстве, апелляционная 32 А33-24350/2017 коллегия полагает, что не устранение последствий нарушения Закона о банкротстве не может считаться самостоятельным составом административного правонарушения. При этом апелляционный суд исходит из следующего. Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного частью 3 или 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, состоит в действии или бездействии арбитражного управляющего, которым нарушается конкретная обязанность, предусмотренная Законом о банкротстве. Привлечение к ответственности за нарушение обязанности, которая прямо не предусмотрена законодательством, недопустимо.

Расширительное толкование норм Закона о банкротстве, устанавливающих конкретные обязанности для арбитражных управляющих, с целью вменения дополнительных эпизодов административного правонарушения, также недопустимо. Данная позиция административного органа и суда первой инстанции противоречит базовому принципу любой публично-правовой, в частности и административной, ответственности - никто не может нести ответственность дважды за одно и то же правонарушение (часть 5 статьи 4.1 КоАП РФ). Кроме того, в Постановлении Европейского Суда по правам человека от 10.02.2009 по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации» отмечается, что статья 4 Протокола № 7 к Конвенции должна толковаться как запрещающая преследование или предание суду за второе «преступление», если они вытекают из идентичных фактов или фактов, которые в значительной степени являются теми же. На основании изложенного апелляционная коллегия приходит к выводу о том, что вменение какого-либо последствия совершенного правонарушения в качестве самостоятельного эпизода невозможно, так как создает ошибочную возможность вменять в ответственность любое, из бесконечно возможных, последствий противоправного деяния. Следовательно, вменение в вину арбитражному управляющему эпизода 1.2.2 является не соответствующим законодательству, в частности Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях, а, следовательно, привлечение административной ответственности за данный эпизод также не соответствует закону. Указанный вывод согласуется с правовой позицией Третьего арбитражного апелляционного суда, изложенной в постановлении от 21.09.2017 по делу №А33-5790/2017, поддержанной Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа в постановлении от 05.12.2017 по данном делу. Следовательно, являются обоснованными доводы арбитражного управляющего о том, что состав административного правонарушения по невнесению изменений в положение - не устранение нарушений административного правонарушения, не является самостоятельным эпизодом; предотвращение лицом, совершившим административное правонарушение, вредных последствий административного правонарушения; добровольное возмещение лицом, совершившим административное правонарушение, причиненного ущерба или добровольное устранение причиненного вреда - обстоятельства, смягчающие ответственность; в отсутствие акта по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судом, либо в отсутствие прямо предусмотренной законом обязанности совершить действия по предотвращению (устранению) вредных последствий, сам по себе факт продолжения противоправных последствий и непринятие лицом мер по их устранению, состава административного правонарушения образовывать не может; а также ссылка на судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанций по делу № А33-5790/2017. В силу изложенного апелляционный суд приходит к выводу о невозможности квалификации указанного административным органом бездействия по невнесению в Положение изменений в качестве административного правонарушения. В данной части (эпизод №1.2.2) оценка суда первой инстанции не верна. 33 А33-24350/2017 При этом апелляционная коллегия принимает во внимание и полагает верным довод апелляционной жалобы о том, что судом первой инстанции не приведены причины и основания отклонения доводов арбитражного управляющего по данному эпизоду, не принята во внимание правовая позиция суда вышестоящей инстанции по делу №А33-5790/2017. Эпизод 1.3. В ходе административного расследования установлено наличие в действиях арбитражного управляющего состава административного правонарушения, предусмотренного абзацем 8 пункта 2, пунктом 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве, выразившегося в необоснованном расходовании денежных средств должника на опубликование сообщений о проведении и об отмене торгов. Исходя из положений пункта 2 статьи 20.6, пункта 1 статьи 20.7, пункта 1 статьи 59 Закона о банкротстве, все судебные расходы, в том числе расходы на опубликование сведений в порядке, установленном статьей 28 Закона, в случае, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве или соглашением с кредиторами, относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди. В абзаце 8 пункта 2 статьи 20.3 Закона о банкротстве предусмотрена обязанность арбитражного управляющего разумно и обоснованно осуществлять расходы, связанные с исполнением возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве. Согласно пункту 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. Вступившим в законную силу судебным актом удовлетворена жалоба, признаны не отвечающими требованиям действующего законодательства действия конкурсного управляющего по организации и проведению арбитражным управляющим повторных торгов в форме аукциона в период действия обеспечительный мер (определение по делу А33-18083-27/2015).

Судом апелляционной инстанции установлено, что в целях организации и проведения торгов конкурсным управляющим были осуществлены расходы на опубликование информационного сообщения о проведении торгов, назначенных на 15.11.2016 в газете «КоммерсантЪ» в размере 62 290 рублей 85 копеек, оплаченные по счету № 54040448039 от 04.10.2016, в газете «Наш Красноярский край» - 26 400 рублей, оплаченные по счету № 00000712 от 06.10.2016; а также на опубликование сообщения об отмене торгов в газете «КоммерсантЪ» в размере 11 429 рублей 33 копейки, оплаченные по счету № 54030344726 от 15.11.2016. Как следует из отчета конкурсного управляющего от 06.06.2017 расходы ООО «ЭНИМЭЛС» на повторные торги в период с 07.10.2016-08.10.2016 (опубликование сведений) в сумме 88 690 рублей 85 копеек были возмещены арбитражным управляющим Бобровым М.В. 27.02.2017. Таким образом, вменяемое неправомерное поведение имело место быть, последствия устранены арбитражным управляющим добровольно. Согласно представленному в материалы дела платежному поручению расходы на опубликование сообщения об отмене торгов в газете «КоммерсантЪ» в размере 11 429 рублей 33 копейки фактически понесены арбитражным управляющим за счет личных средств. То есть в указанной части расходования конкурсной массы не последовало. Обжалуя решение суда первой инстанции арбитражный управляющий верно указал на то, что оплата Бобровым М.В. за счет собственных средств сообщений об отмене торгов не образует состав вменяемого административного правонарушения по эпизоду 1.3. Вместе с тем, учитывая вышеуказанные обстоятельства относительно необоснованно понесенных расходов в сумме 88 690 рублей 85 копеек, в указанной части судом установлена объективная сторона вменяемого правонарушения. 34 А33-24350/2017 При этом апелляционная коллегия учитывает, что согласно разъяснениям Пленума ВАС РФ, приведенным в пункте 7 Постановления от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», все судебные расходы, относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди. В случае временного отсутствия у должника достаточной суммы для осуществления расходов по делу о банкротстве, арбитражный управляющий вправе оплатить эти расходы из собственных средств с последующим возмещением за счет имущества должника (пункт 3 настоящего Постановления). Лицо, финансирующее расходы по делу о банкротстве за счет собственных средств, не связано при этом очередностью удовлетворения текущих требований (пункт 2 статьи 134 Закона о банкротстве). Оно вправе непосредственно уплатить необходимую сумму текущему кредитору; предварительного перечисления им денег на основной счет должника (статья 133 Закона о банкротстве) и последующего перечисления их текущему кредитору именно должником не требуется. Требование такого лица о возмещении уплаченных им сумм за счет должника относится к той же очереди текущих платежей, к которой относилось исполненное им текущее обязательство должника; при его удовлетворении следует учитывать разъяснения, данные в пункте 3 настоящего постановления. Сведения о такой оплате расходов также включаются в отчеты арбитражного управляющего (пункт 6 настоящего постановления). Следовательно, арбитражный управляющий имеет право обратиться с требованием о возмещении понесенных расходов к должнику. Довод арбитражного управляющего о том, что он не заявляет расходы к возмещению, не может быть принят во внимание, поскольку арбитражный управляющий не лишен такого права, следовательно, в дальнейшем может обратиться с таким заявлением. На основании изложенного апелляционная коллегия поддерживает вывод суда первой инстанции об удовлетворении заявления Управления по эпизоду 1.3 только в части необоснованного расходования конкурсной массы в сумме 88 690 рублей 50 копеек. Датой совершения правонарушения признается дата неправомерного расходования конкурсной массы, то есть 04.10.2016 и 06.10.2016. Эпизод 2. Управление просит привлечь арбитражного управляющего Боброва М.В. к административной ответственности, в том числе, за правонарушение, выразившееся в не отражении в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 сведений о результатах проведения торгов. Пунктом 2 статьи 143 Закона о банкротстве установлен неисчерпывающий перечень сведений, подлежащих обязательному отражению в отчетах конкурсного управляющего. Действующее законодательство устанавливает, что отчеты конкурсного управляющего о своей деятельности и о результатах проведения конкурсного производства должны содержать сведения, предусмотренные пунктом 2 статьи 143 Закона о банкротстве. Из содержания правовой позиции, изложенной в решении Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 11.08.2011 № ВАС-8861/11 следует, что закрепляя в отдельных нормах Закона о банкротстве такие основные принципы деятельности арбитражных управляющих, как добросовестность, разумность и осуществление полномочий в интересах кредиторов, должника и общества, и определяя как их конкретные права и обязанности, так и объем работы в различных процедурах банкротства, законодатель одновременно обязал Правительство Российской Федерации в развитие этих норм разработать и установить дополнительно несколько нормативов, регулирующих профессиональную деятельность арбитражных управляющих, в частности, касающихся отчетов арбитражных управляющих.

При этом главной задачей оспариваемых Правил являлось своевременное и регулярное обеспечение участников дела о банкротстве и арбитражного суда полной и достоверной информацией о результатах 35 А33-24350/2017 реализации арбитражными управляющими своих прав и обязанностей, круг которых не ограничен нормами Закона, названными заявителем. В абзаце 11 пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве предусмотрено, что в отчете конкурсного управляющего подлежат отражению сведения о сумме текущих обязательств должника с указанием процедуры, применяемой в деле о банкротстве должника, в ходе которой они возникли, их назначения, основания их возникновения, размера обязательства и непогашенного остатка. Исходя из пунктов 1, 4, 5 Общих правил подготовки отчетов (заключений) конкурсным управляющим, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22.05.2003 № 299, указанные Правила определяют общие требования к составлению арбитражным управляющим отчетов (заключения), предоставляемых арбитражному суду и собранию кредиторов, обязанность составлять отчеты (заключения) в соответствии с типовыми формами, утвержденными Министерством юстиции Российской Федерации. Правилами закреплен перечень сведений, которые должны быть включены в отчет (заключение) арбитражного управляющего. Приказом Министерства Юстиции Российской Федерации от 14.08.2003 № 195 утверждены типовые формы отчетов (заключений) арбитражных управляющих. Согласно пунктам 10, 12 Правил подготовки отчетов отчеты конкурсного управляющего о своей деятельности и о результатах проведения конкурсного производства должны содержать сведения, предусмотренные пунктом 2 статьи 143 Закона о банкротстве, отчет конкурсного управляющего об использовании денежных средств должника должен содержать реквизиты основного счета должника; сведения о размере средств, поступивших на основной счет должника; сведения о каждом платеже (с обоснованием платежа) и об общем размере использованных денежных средств должника. Приказом Министерства Юстиции Российской Федерации от 14.08.2003 № 195 утверждены соответствующие типовые формы отчетов конкурсного управляющего о своей деятельности и об использовании денежных средств должника. Из толкования норм законодательства о банкротстве суд первой инстанции верно указал, что информация, отражаемая конкурсным управляющим в отчетах о своей деятельности и об использовании денежных средств должника, должна быть полной и достоверной, так как это необходимо для соблюдения прав кредиторов и для осуществления надлежащего и своевременного контроля за деятельностью конкурсного управляющего, а также процедурой банкротства. Таким образом, поскольку из буквального толкования положений статьи 143 Закона о банкротстве и Правил подготовки отчетов следует, что соответствующие сведения предоставляются арбитражным управляющим по состоянию на определенную дату, отчеты конкурсного управляющего должны быть составлены нарастающим итогом за весь период, с даты введения соответствующей процедуры по дату составления отчетов.

В силу пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий обязан отражать в отчете сведения, в том числе, о ходе реализации имущества должника с указанием сумм, поступивших от реализации имущества. Судом апелляционной инстанции установлено, что вступившим в законную силу определением от 29.04.2017 по делу А33-18083-22/2015 признаны не соответствующими действующему законодательству о банкротстве действия конкурсного управляющего Боброва М.В. в части не отражения сведений о ходе реализации имущества должника в отчете конкурсного управляющего от 06.09.2016. Вступившим в законную силу судебным актом установлено, что согласно объявлениям, опубликованным в газете «КоммерсантЪ» от 21.05.2016 и на сайте ЕФРСБ №1092119 от 20.05.2016, организатор торгов - общество с ограниченной ответственностью УК «Прогресс», проводит открытые торги (в форме аукциона, с закрытой формой представления предложений о цене имущества) по продаже имущества 36 А33-24350/2017 ООО «Энимэлс» по лоту №1: помещение, назначение: нежилое помещение, площадь 749,8 кв.м., 1 этаж, кадастровый номер 24:55:0000000:44060, адрес: Красноярский край, г.Норильск, ул. Красноярская, д. 4, пом. 65. Начальная цена 30 136 700 рублей, задаток составляет 20%. Проведение торгов назначено на 28.06.2016 в 10 час. 00 мин. Место проведения торгов - электронная площадка «СЭЛТ». Согласно протоколу о результатах проведения торгов №210481 от 28.06.2016 торги признаны несостоявшимися по причине отсутствия заявок. На сайте ЕФРСБ 11.07.2016 (сообщение №1181857), в газете «КоммерсантЪ» от 16.07.2016 опубликованы результаты проведения торгов от 28.06.2016. В соответствии с утвержденными приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14.08.2003 № 195 типовыми формами отчета конкурсного управляющего о своей деятельности в отчете должны содержаться сведения о ходе реализации имущества должника. Судом апелляционной инстанции, вслед за судом первой инстанции установлено, что соответствующий раздел отчета не содержит сведения о результатах проведения торгов по реализации имущества должника 28.06.2016. Апелляционная коллегия отклоняет, как несостоятельный, довод апелляционной жалобы относительно приложения конкурсным управляющим должника к отчетам о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017, а также к отчетам об использовании денежных средств должника копий документов, подтверждающих указанные в них сведения, поскольку в данном случае факт наличия приложенных документов не освобождает Боброва М.В. от необходимости соблюдения требований законодательства о банкротстве и указания в отчетах сведений о ходе реализации имущества должника. Как верно отмечено Арбитражным судом Красноярского края, несмотря на признание незаконным бездействия арбитражного управляющего по не включению в отчеты о своей деятельности сведений о ходе реализации имущества, отчеты от 06.12.2016, 06.03.2017, 06.06.2017 не содержат сведений, на которые было указано судом в определении от 29.04.2017 по делу А33-18083-22/2015 по результатам рассмотрения жалобы на действия арбитражного управляющего. При этом суд первой инстанции сделал вывод о том, что фактически арбитражный управляющий сознательно продолжил предоставлять суду отчеты, составленные с нарушением пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве. Обжалуя решение суда первой инстанции, арбитражный управляющий указал следующее: «Принимая во внимание, что арбитражный управляющий не отрицает факта отсутствия в отчете конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.09.2016 раздела «Сведения о ходе реализации имущества должника», вызванного ошибочным толкованием законодательства, которое было выявлено арбитражным судом при рассмотрении дела № А33-18083-22/2015 в апреле 2017 года, и, соответственно, в виду того, что последующие отчеты от 06.12.2016 и от 06.03.2017 составлялись нарастающим итогом, не может быть признан справедливым и обоснованным вывод арбитражного суда первой инстанции о том, что арбитражный управляющий сознательно продолжил предоставлять суду отчеты, составленные с нарушением пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве. Выполняя требования пункта 11 Общих правил подготовки отчетов к отчетам конкурсного управляющего о своей деятельности и об использовании денежных средств должника, конкурсным управляющим ООО «ЭНИМЭЛС» в отчете об использовании денежных средств должника указывались сведения о размерах поступивших и использованных денежных средств должника, в том числе, на публикации в газетах «КоммерсантЪ», «Наш Красноярский край», касающиеся объявления, приостановления, отмены торгов, а также представлялись копии документов, подтверждающих указанные в них сведения». 37 А33-24350/2017

По мнению апеллянта, вывод суда первой инстанции о том, что конкурсным управляющим при составлении отчетов от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 не соблюдены требования пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве, является ошибочным; в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 содержатся сведения о ходе реализации имущества должника. Не отрицая факт отсутствия в отчете от 06.09.2016 раздела «Сведения о ходе реализации имущества должника» и его отсутствие в отчетах от 06.12.2016 и от 06.03.2017, Бобров М.В. указывает на то, что: - в отчете конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016 (том 1 л.д. 269-293) в разделе «Сведения о реализации конкурсным управляющим своих прав и обязанностей» содержится информация о датах направления заявки на размещение объявления о торгах по продаже имущества должника, заявок-договоров на публикацию сообщений об итогах торгов в форме аукциона, о проведении повторных торгов и торгов в форме публичного предложения, о приостановлении повторных торгов и отмене торгов в форме публичного предложения; - в отчете от 06.03.2017 (том 1 л.д. 243-268) в разделе «Сведения о реализации конкурсным управляющим своих прав и обязанностей» содержится информация о датах направления заявки на размещение объявления о торгах по продаже имущества должника, заявок-договоров на публикацию сообщений об итогах торгов в форме аукциона, о проведении повторных торгов и торгов в форме публичного предложения, о приостановлении повторных торгов и отмене торгов в форме публичного предложения»; - в отчете от 06.06.2017 (том 1 л.д. 187-218) в разделе «Сведения о реализации конкурсным управляющим своих прав и обязанностей» также содержатся вышеуказанные сведения, в разделе «Сведения о сумме текущих обязательств должника» указаны расходы на публикацию вышеуказанных сообщений, которые находят свое отражение в отчете конкурсного управляющего об использовании денежных средств должника от 06.06.2017 (том 1 л.д. 219-238). Судом апелляционной инстанции установлено, что действительно, арбитражным управляющим в отчете о своей деятельности от 06.12.2016 в разделе «Сведения о реализации конкурсным управляющим своих прав и обязанностей» (том 1 л.д. 281 -284) содержится следующая информация: 13.05.2016 в газеты «Коммерсантъ», «Наш Красноярский край» направлена заявка на размещение объявления о торгах по продаже имущества ООО «ЭНИМЭЛС». 07.07.2016 в ЗАО «Коммерсантъ. Издательский Дом» направлена заявка-договор на публикацию сообщения об итогах торгов в форме аукциона. 03.10.2016 в ЗАО «Коммерсантъ. Издательский Дом» направлена заявка-договор на публикацию сообщения о проведении повторных торгов и торгов в форме публичного предложения. 15.11.2016 в ЗАО «Коммерсантъ. Издательский Дом» направлена заявка-договор на публикацию сообщения о приостановлении повторных торгов и отмене торгов в форме публичного предложения. В отчете конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.03.2017 в разделе «Сведения о реализации конкурсным управляющим своих прав и обязанностей» (том 1 л.д. 255-259) указано: 13.05.2016 в газеты «Коммерсантъ», «Наш Красноярский край» направлена заявка на размещение объявления о торгах по продаже имущества ООО «ЭНИМЭЛС». 07.07.2016 в ЗАО «Коммерсантъ. Издательский Дом» направлена заявка-договор на публикацию сообщения об итогах торгов в форме аукциона. 03.10.2016 в ЗАО «Коммерсантъ. Издательский Дом» направлена заявка-договор на публикацию сообщения о проведении повторных торгов и торгов в форме публичного предложения. 38 А33-24350/2017 15.11.2016 в ЗАО «Коммерсантъ. Издательский Дом» направлена заявка-договор на публикацию сообщения о приостановлении повторных торгов и отмене торгов в форме публичного предложения». В отчете конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.06.2017 в разделе «Сведения о реализации конкурсным управляющим своих прав и обязанностей» (том 1 л.д. 201-206) также содержатся вышеуказанные сведения, в разделе «Сведения о сумме текущих обязательств должника» указаны расходы на публикацию вышеуказанных сообщений, которые находят свое отражение в отчете конкурсного управляющего об использовании денежных средств должника от 06.06.2017. Вместе с тем, указанные обстоятельства, на которые ссылается конкурсный управляющий должника при апелляционном обжаловании, нельзя расценивать как надлежащее отражение в отчетах сведений о ходе реализации имущества должника, в том числе, сведений о результатах проведения торгов по реализации имущества должника 28.06.2016.

При апелляционном обжаловании арбитражный управляющий указал на ошибочность вывода арбитражного суда первой инстанции о том, что конкурсным управляющим при составлении отчета от 06.06.2017 не соблюдены требования пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве, поскольку, согласно приложению № 4 к Приказу № 195 в отчетах конкурсного управляющего в разделе «Сведения о ходе реализации имущества должника» должно быть перечислено имущество, включенное в конкурсную массу, даты и номера договоров реализации имущества, сумма каждой сделки, итоговая сумма сделок; отчет конкурсного управляющего от 06.06.2017 содержит раздел «Сведения о ходе реализации имущества должника», в котором включены сведения о наименовании имущества, включенного в конкурсную массу, графы 2, 3 - сведения о реализации имущества (2 - дата договора, 3 - номер договора), 4 - сумма не заполнены в виду того, что имущество не реализовано, соответственно не заполнена графа «итого». Судом апелляционной инстанции установлено, что на странице 22 отчета конкурсного управляющего от 06.06.2017 (том 1 л.д. 208) в разделе «Сведения о ходе реализации имущества должника» отражена соответствующая таблица. Вместе с тем, в отчете от 06.06.2017, также как и в отчетах от 06.12.2016 и от 06.03.2017 полностью отсутствуют сведения: - о проведении 28.06.2016 торгов по реализации имущества должника в форме открытого аукциона; - о том, что торги, назначенные на 28.06.2016, не состоялись по причине отсутствия заявок; - о проведении 15.11.2016 повторных торгов по реализации имущества должника в форме открытого аукциона; - об отмене торгов, назначенных на 15.11.2016. Из вышеуказанного следует, что информация о ходе реализации имущества должника надлежащим образом (в форме соответствующих отчетов) не доводилась до собрания кредиторов и арбитражного суда. Из указанной Бобровым М.В. информации невозможно установить, когда именно проводились торги, в отношении какого имущества, и чем они завершились. Аналогичные выводы применительно к отчету от 06.09.2017 содержатся в определении Арбитражного суда Красноярского края от 29.04.2017 по делу №А33-18083-22/2015. Указание в апелляционной жалобе на то, что соответствующая таблица в разделе «Сведения о ходе реализации имущества должника» обязательна к заполнению в случае продажи имущества должника, со ссылкой на правовую позицию Федерального арбитражного суда Уральского округа в постановлении от 03.02.2014 по делу №А50-18240/2010, позицию Арбитражного суда Волго-Вятского округа в постановлении от 07.11.2016 по делу №А43-27557/2011, не может быть принято судом апелляционной 39 А33-24350/2017 инстанции, поскольку приведенные судебные акты не имеют преюдициального значения и приняты на основании иных фактических обстоятельств. При этом апелляционная коллегия полагает обоснованным довод Управления о том, что в процедуре банкротства заключение договора купли-продажи является лишь одним из возможных итогов процедуры реализации имущества должника. В частности торги могут завершиться их отменой, признанием несостоявшимися. Более того, в отношении торгов по реализации дебиторской задолженности по итогу заключается не договор купли-продажи, а договор уступки права требования. При этом оснований для ограничительного толкования положений абзаца 4 пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве не имеется и в отчетах конкурсного управляющего должна отражаться вся информация об итогах торгов, вне зависимости от заключения (не заключения) договора купли-продажи по их результатам. Аналогичный вопрос об ограничительном толковании содержания отчета конкурсного управляющего ранее неоднократно рассматривался применительно к разделу «Сведения о лицах, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности».

Также в Решении Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.08.2011 № ВАС-8861/11 отражена позиция о допустимости расширительного толкования положений пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве, но не ограничительного. Арбитражный управляющий в апелляционной жалобе обоснованно указывает на то, что отчеты конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 не являлись предметом исследования судом в рамках дела №А33-18083-22/2015. Вместе с тем, указанное обстоятельство не имеет правового значения для установления объективной стороны по вменяемому эпизоду правонарушения, поскольку по данному эпизоду арбитражный суд апелляционной инстанции, равно как и суд первой инстанции, исходят из непосредственной оценки представленных в материалы дела доказательств. Выводы арбитражного суда в рамках дела №А33-18083-22/2015 относительно не отражения сведений о ходе реализации имущества должника в отчете конкурсного управляющего от 06.09.2016 принимаются судом апелляционной инстанции во внимание при рассмотрении настоящего дела, поскольку сделаны исходя из аналогичных обстоятельств по результатам исследования и оценки отчета, предшествующего спорным отчетам от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017; во всех последующих отчетах, исследованных судом при рассмотрении настоящего дела, сведения о ходе реализации имущества должника должны были быть указаны нарастающим итогом. Бобров В.М. указывает на то, что определением Арбитражного суда Красноярского края от 14.11.2017 по делу №А33-18083-34/2015 (резолютивная часть объявлена 30.10.2017) в удовлетворении жалобы ООО «ТДБ», представителя участников ООО «ЭНИМЭЛС» Кирющенко К.В., о признании незаконными действий (бездействий) конкурсного управляющего, в том числе, о признании ненадлежащим, нарушающим пункт 2 статьи 134 Закона о банкротстве исполнением обязанностей конкурсного управляющего Боброва М.В., выразившемся в отражении в отчете конкурсного управляющего от 22.02.2017 недостоверных сведений; о признании незаконным действия (бездействия) конкурсного управляющего Боброва М.В. по ненадлежащему исполнению обязанностей заключающихся в подготовке и представлению отчета о результатах проведения конкурсного производства должника, отчета об использовании денежных средств должника от 22.02.2017 (фактически по ненадлежащему исполнению обязанностей заключающихся в подготовке и представлению отчета о результатах проведения конкурсного производства ООО «ЭНИМЭЛС», отчета об использовании денежных средств должника от 06.06.2017) не соответствующих статьи 143 Закона о банкротстве, в удовлетворении требования о взыскании убытков, в удовлетворении требования об отстранении конкурсного управляющего отказано. 40 А33-24350/2017 Вместе с тем, как верно указал административный орган в отзыве на апелляционную жалобу, основанием для отказа в удовлетворении жалобы явилось не отсутствие нарушений законодательства о несостоятельности (банкротстве), а отсутствие доказательств нарушения прав ООО «ТДБ» - заявителя жалобы. Вывод Арбитражного суда Красноярского края о том, что ООО «ТДБ», как кредитор, активно вовлеченный в дело о банкротстве должника, получил информацию о ходе реализации имущества должника из других источников, нежели отчет конкурсного управляющего, не исключает факта ненадлежащего заполнения отчетов Бобровым М.В. На основании изложенного, исследовав и оценив представленные в материалы дела отчеты конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017, апелляционная коллегия приходит к выводу о наличии в действиях арбитражного управляющего объективной стороны вменяемого правонарушения, выразившегося в не отражении в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, от 06.03.2017, от 06.06.2017 сведений о результатах проведения торгов. Датой совершения правонарушения признается дата составления отчетов конкурсного управляющего о своей деятельности и о ходе конкурсного производства, то есть 06.12.2016, 06.03.2017, 06.06.2017, соответственно.

Эпизод 3. Также в ходе административного расследования установлено непринятие арбитражным управляющим в период с 01.04.2016 по 16.02.2017, с 30.09.2016 по 16.02.2017, с 01.08.2016 по 16.02.2017, с 17.03.2016 по 16.02.2017 мер по возврату государственной пошлины, что является нарушением положений пункта 4 статьи 20.3, абзацев 2, 5 пункта 2 статьи 129 Закона о банкротстве. Судом апелляционной инстанции установлено, что определением от 09.06.2017 по делу А33-18083-25/2015, вступившим в законную силу, признаны ненадлежащим исполнением обязанностей непринятие конкурсным управляющим мер и затягивание действий по возврату из федерального бюджета денежных средств на основании судебного акта. Указанным судебным актом установлены следующие фактические обстоятельства. Определением Третьего арбитражного апелляционного суда от 01.04.2016 по делу А33-12986/2014 определено возвратить государственную пошлину в размере 3000 рублей ООО «Энимэлс». Определением от 30.09.2016 по делу А33-17261/2016 заявление ООО «Энимэлс» возвращено, суд определил возвратить ООО «Энимэлс» из федерального бюджета 10 786 рублей государственной пошлины, уплаченной по чеку-ордеру от 26.07.2016. Определение вступило в законную силу. Определением от 01.08.2016 по делу А33-17263/2016 исковое заявление ООО «Энимэлс» возвращено, суд определил возвратить ООО «Энимэлс» из федерального бюджета 11 608 рублей государственной пошлины, уплаченной по чеку-ордеру от 26.07.2016. Определение вступило в законную силу. Определением от 17.03.2016 по делу А33-27566/2015 производство по делу прекращено, суд определил возвратить ООО «Энимэлс» из федерального бюджета 3000 рублей, уплаченной по чеку-ордеру от 08.12.2015. Определение вступило в законную силу. Суд по результатам рассмотрения жалобы в рамках дела №А33-18083-25/2015 пришел к выводу, что судебные расходы, подлежащие возврату должнику на основании судебных актов, также подлежат включению в конкурсную массу должника и конкурсный управляющий на основании указанных судебных актов должен был осуществить действия по получению указанной государственной пошлины в целях пополнения конкурсной массы должника. 41 А33-24350/2017 Также было установлено, что конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с соответствующими заявлениями только 16.02.2017, то есть спустя значительный промежуток времени. Из определения от 17.03.2016 по делу А33 -27566/2015 следует, что конкурсный управляющий Бобров М.В. в судебном заседании присутствовал, о возврате государственной пошлины был осведомлен. В соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Обжалуя решение суда первой инстанции, Бобров В.М. ссылается на то, что, по его мнению, действия (бездействие) арбитражного управляющего по данному эпизоду Управлением и судом первой инстанции квалифицированы неверно, как нарушение положений абзацев 2 (включить в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве сведения о результатах инвентаризации имущества должника в течение трех рабочих дней с даты ее окончания), 5 (принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника) пункта 2 статьи 129 Закона о банкротстве, что не соответствует материалам настоящего дела. В соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 129 Закона о банкротстве (в редакции, применяющейся к настоящим правоотношениям) конкурсный управляющий обязан принять в ведение имущество должника, провести инвентаризацию такого имущества. В соответствии с абзацем 5 пункта 2 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц. На основании изложенного апелляционная коллегия отклоняет приведенный довод, как основанный на неверном понимании Бобровым М.В. структуры норм Закона о банкротстве. При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу о доказанности административным органом события вменяемого правонарушения, выразившегося в непринятии арбитражным управляющим в период с 01.04.2016 по 16.02.2017, с 30.09.2016 по 16.02.2017, с 01.08.2016 по 16.02.2017, с 17.03.2016 по 16.02.2017 мер по возврату государственной пошлины. Указанное правонарушение является длящимся, датой совершения является 16.02.2017 - дата обращения в арбитражный суд с соответствующими заявлениями.

Апелляционная коллегия отклоняет довод апелляционной жалобы, со ссылкой на размещенный на официальном портале Арбитражного суда Красноярского края Анализ практики рассмотрения дел о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, по протоколам об административном правонарушении, составленным на основании установленных в деле о банкротстве нарушениях требований законодательства о несостоятельности (банкротстве) (справка № 02/2012 от 23.04.2012), о том, что установление вины арбитражного управляющего не входило в предмет судебного разбирательства в рамках дел № А33-18083-22/2015, № А33-18083-25/2015 и №А33-18083-27/2015, выводы о наличии в действиях арбитражного управляющего признаков состава административного правонарушения, а равно выводы о виновности арбитражного управляющего в их совершении в вышеперечисленных судебных актах арбитражного суда отсутствуют. При этом апелляционный суд считает необходимым отметить, что в силу статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные акты арбитражного суда, в том числе, по делам № А33-18083-22/2015, № А33-18083-25/2015 и №А33-18083-27/2015, являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти.

Применительно к рассматриваемому спору выводы Управления и арбитражного суда о наличии в действиях (бездействии) арбитражного управляющего объективной стороны вменяемого правонарушения сделаны на основании исследования и оценки всех имеющихся в материалах дела доказательствах в их совокупности и взаимосвязи, в том числе, с учетом установленных арбитражным судом обстоятельств, в рамках иных дел. Ссылка на судебные акты, оцененные судом первой инстанции как преюдициальные, сделана как на дополнительно подтверждающие выводы суда доказательства, а не как на единственное их основание. Кроме того, выводы о наличии или отсутствии вины арбитражного управляющего во вменяемом ему правонарушении по каждому эпизоду подлежат оценке исходя из конкретных обстоятельств совершения/не совершения каждого действия вне зависимости от выводов арбитражного суда в рамках дела о банкротстве. Арбитражный суд Красноярского края, принимая обжалуемый судебный акт, установив наличие объективной стороны по всем эпизодам вменяемого правонарушения, пришел к выводу об отсутствии оснований для привлечения арбитражного управляющего Боброва М.В. к административной ответственности по эпизодам 1.1 (опубликование сообщения от 07.10.2016 о торгах при наличии действующих обеспечительных мер), 1.2.1 (предложение собранию кредиторов 13.09.2016 положения, не отвечающего действующему законодательству), 1.3 (необоснованное расходование конкурсной массы на опубликование информационных сообщений в газете «КоммерсантЪ» и «Наш Красноярский край» о проведении повторных торгов), в связи с истечением срока давности. В соответствии с положениями части 1 статьи 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве) не может быть вынесено по истечении трех лет со дня совершения административного правонарушения. Частью 3 статьи 4.5 КоАП РФ предусмотрено, что за административные правонарушения, влекущие применение административного наказания в виде дисквалификации, лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения, а при длящемся административном правонарушении - одного года со дня его обнаружения. Суд первой инстанции, ссылаясь на то, что арбитражному управляющему вменяется правонарушение, предусмотренное частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, ответственность за которое установлена в виде дисквалификации, применил к этому правонарушению годичный срок давности привлечения к административной ответственности, установленный частью 3 статьи 4.5 КоАП РФ. Апелляционная коллегия полагает ошибочным указанный вывод суда и поддерживает позицию административного органа о том, что к рассматриваемым эпизодам подлежит применению трехгодичный срок давности, установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ, поскольку судом первой инстанции не учтено следующее. Частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ в ее первоначальной редакции был предусмотрен общий срок давности привлечения к административной ответственности, в том числе за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве), - два месяца. В то же время за отдельные виды правонарушений был предусмотрен годичный срок давности.

Этот годичный срок носил специальный характер по отношению к двухмесячному сроку. При этом частью 3 статьи 4.5 КоАП РФ был установлен годичный срок давности привлечения к административной ответственности за административные правонарушения, влекущие применение к должностному лицу административного наказания в виде дисквалификации. Этот срок был общим применительно к тем правонарушениям, за которые могло быть назначено наказание в виде дисквалификации, но специальным по отношению к правонарушениям, за которые общий срок давности был установлен в два месяца. При этом законодатель исходил из необходимости усиленной защиты с точки 43 А33-24350/2017 зрения давности привлечения к ответственности тех правоотношений, которые регулировались законодательством, за нарушение которого могло быть назначено наказание в виде дисквалификации как наиболее строгое наказание по сравнению со штрафом. Федеральным законом от 27.07.2006 №139-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ двухмесячный срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве) был увеличен до одного года, а Федеральным законом от 29.12.2015 №391-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» - до трех лет.

Таким образом, в результате увеличения срока давности за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве) вначале до одного года, а позднее - до трех лет указанный срок становится специальным по сравнению с общим двухмесячным сроком (для дел, рассматриваемых судьями - трехмесячным сроком). В то же время в часть 3 статьи 4.5 КоАП РФ, устанавливающую срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, влекущие применение административного наказания в виде дисквалификации, изменения внесены не были. Поэтому он остается специальным, но только применительно к законодательству, за нарушение которого срок давности установлен в два месяца (для дел, рассматриваемых судьями - три месяца). Апелляционная коллегия полагает, что при определении срока, в течение которого должностное лицо может быть привлечено к административной ответственности по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ за повторное нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве), следует учитывать, что внесенные в часть 1 статьи 4.5 КоАП РФ изменения были направлены на усиление ответственности за совершение отдельных видов правонарушений, в том числе и за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве). Законодатель, устанавливая различные сроки давности привлечения к административной ответственности, руководствуется различными обстоятельствами, в том числе и характером охраняемых правоотношений. Соответственно, поскольку за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве), совершенное впервые, частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ установлен трехлетний срок давности привлечения к административной ответственности со дня совершения административного правонарушения, за более тяжкое правонарушение - повторное нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве) срок давности привлечения к административной ответственности не может быть меньше, чем за первоначально совершенное правонарушение. Кроме того, срок давности привлечения к административной ответственности за совершение повторного нарушения законодательства о несостоятельности (банкротстве), предусмотренного частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, не может зависеть от субъекта, совершившего правонарушение в указанной сфере (должностное лицо, к которому применяется наказание в виде дисквалификации, или юридическое лицо, к которому применяется наказание в виде административного штрафа), а также от назначенного вида наказания. Иное может привести к нарушению закрепленного в части 1 статьи 1.4 КоАП РФ принципа равенства перед законом. Таким образом, с учетом исторического, систематического и логического способов толкования правовых норм, вывод суда о применении к рассматриваемым правонарушениям годичного срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 3 статьи 4.5 КоАП РФ, является неправомерным. Указанный вывод согласуется с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, отраженной в определении от 05.02.2018 №302-АД17-15232 по делу №А33-414/2017. 44 А33-24350/2017 Учитывая, что датами совершения вменяемого правонарушения являются: 07.10.2016 и 15.11.2016 (по эпизоду 1); 13.09.2016 (по эпизоду 1.2.1); 04.10.2016 и 06.10.2016 (по эпизоду 1.3); 06.12.2016, 06.03.2017, 06.06.2017 (по эпизоду 2); 16.02.2017 (по эпизоду 3), трехлетний срок давности привлечения к административной ответственности истекает соответственно: 07.10.2019 и 15.11.2019 (по эпизоду 1); 13.09.2019 (по эпизоду 1.2.1); 04.10.2019 и 06.10.2019 (по эпизоду 1.3); 06.12.2019, 06.03.2020, 06.06.2020 (по эпизоду 2); 16.02.2020 (по эпизоду 3). То есть на дату вынесения судом первой инстанции решения о привлечении к административной ответственности (резолютивная часть решения объявлена 08.11.2017) и на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции срок привлечения к административной ответственности не истек. Следовательно, у Арбитражного суда Красноярского края отсутствовали правовые основания для вывода об истечении срока привлечения к административной ответственности по эпизодам 1.1, 1.2.1, 1.3, в связи с чем, суд апелляционной инстанции соглашается с соответствующими доводами административного органа о неправомерности вывода суда первой инстанции в части истечения сроков давности привлечения к административной ответственности по указанным эпизодам. В соответствии с частями 1, 4 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Вина арбитражного управляющего как физического лица в форме умысла или неосторожности должна быть установлена и доказана административным органом в соответствии со статьей 2.2 КоАП РФ. Согласно части 1 статьи 2.2 КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (часть 2 названной статьи). Статьей 20 Закона о банкротстве предусмотрено, что обязательными условиями членства в саморегулируемой организации арбитражных управляющих являются в том числе: наличие высшего профессионального образования; наличие стажа работы на руководящих должностях не менее чем год и стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего в деле о банкротстве не менее чем шесть месяцев или стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего в деле о банкротстве не менее чем два года, если более продолжительные сроки не предусмотрены стандартами и правилами профессиональной деятельности арбитражных управляющих, утвержденными саморегулируемой организацией (далее - стандарты и правила профессиональной деятельности); сдача теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих. В соответствии с Единой программой подготовки арбитражных управляющих, утвержденной приказом Минэкономразвития РФ № 517 от 10.12.2009, арбитражный управляющий должен обладать комплексными знаниям, включающими познания в области гражданского, налогового, трудового и уголовного права, гражданского, арбитражного и уголовного процесса, бухгалтерского учета и финансового анализа, оценочной деятельности и менеджмента, для осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего. 45 А33-24350/2017 Таким образом, Бобров М.В., являясь арбитражным управляющим, прошел обучение по утвержденной программе подготовки арбитражных управляющих, знал о наличии установленных Законом о банкротстве обязанностей, необходимости действовать добросовестно и разумно при исполнении возложенных на нее обязанностей в деле о банкротстве. Также понимал, что в отсутствие иных уполномоченных на исполнение данных обязанности лиц, такие действия влекут нарушение, как норм федерального закона, так и прав участвующих в деле о банкротстве лиц на получение полной и достоверной информации о ходе процедуры банкротства, однако, как следует из материалов дела, относился к этому безразлично.

При апелляционном обжаловании арбитражный управляющий Бобров В.М. указал на отсутствие его вины, со ссылкой на следующие обстоятельства: - по эпизоду 1.1: конкурсный управляющий Бобров М.В. стремился к скорейшему проведению всех мероприятий, предусмотренных Законом о банкротстве, т.е. стремился к исполнению возложенных на него Законом о банкротстве обязанностей, что указывает на отсутствие в действиях арбитражного управляющего вины, т.е. осознанного противоправного поведения, направленного на нарушение требований законодательства; - по эпизоду 1.2.1: никакие неблагоприятные последствия для должника (ООО «ЭНИМЭЛС») в связи с наличием в тексте Положения от 13.09.2016 оспариваемых положений, в действительности не наступили, поскольку торги в соответствии с Положением о порядке, сроках и условиях продажи имущества ООО «ЭНИМЭЛС» в новой редакции, утвержденным собранием кредиторов 13.09.2016, до вступления в законную силу определения по делу № А33-18083-22/2015 проведены быть не могли и фактически не проводились, поскольку были отменены конкурсным управляющим ООО «ЭНИМЭЛС» Бобровым М.В. в связи с принятыми определением Арбитражного суда Красноярского края от 11.11.2016 по делу № А33-18083-22/2015 обеспечительными мерами; должник с 13.09.2016 (дата решения собрания кредиторов) по 06.09.2017 (вступление в силу определения Арбитражного суда Красноярского края от 29.04.2017 по делу №А33-18083-22/2015, которым отказано в удовлетворении требований о признании недействительным решения собрания кредиторов от 13.09.2016 по вопросу № 2 повестки дня «Утверждение Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества ООО «ЭНИМЭЛС» в новой редакции) мог продолжать испытывать только негативные последствия неправомерного поведения конкурсного кредитора и представителя участников ООО «ЭНИМЭЛС», в связи с обжалованием решения собрания кредиторов от 13.09.2016; судом первой инстанции не принята во внимание ссылка в определении Арбитражного суда Красноярского края от 29.04.2017 по делу № А33-18083-22/2015 о том, что кредитором не ставится цель разработки и утверждения положения о порядке продажи имущества, соответствующего нормам законодательства и интересам кредиторов, а блокирование возможности реализации имущества как такового, что свидетельствует о злоупотреблении со стороны данного кредитора; арбитражный управляющий действовал добросовестно и в его, так называемом, бездействии нет вины, как в форме умысла, так и в форме неосторожности, поскольку он руководствовался вступившим в силу судебным актом арбитражного суда (определение Арбитражного суда Красноярского края от 17.07.2015 по делу № А33-2805-608/2009, вынесенное в составе судей Арбитражного суда Красноярского края: Григорьевой М.А. Касьяновой Л.А. и Суркова Д.Л.); определение Арбитражного суда Красноярского края от 17.07.2015 по делу № А33-2805-608/2009 прошло контроль судами двух вышестоящих инстанций и не претерпело изменений; изложенная правоприменительная позиция (пункт 2.6 утвержденного арбитражным судом Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества ЗАО «Сибстоун», который текстуально полностью соответствует тексту пункта 2.6 Положения от 13.09.2016) могла быть принята во внимание в ходе обычной 46 А33-24350/2017 практики любого арбитражного управляющего, как источник толкования и применения законодательства о банкротстве; - по эпизоду 1.3: по мнению арбитражного управляющего, Управление не доказало наличие вины арбитражного управляющего во вменяемом ему правонарушении по данному эпизоду, в действии (бездействии) арбитражного управляющего Боброва М.В. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 14.13 КоАП; - по эпизоду 2: учитывая формулировку абзаца 4 пункта 2 статьи 143 Закона о банкротстве (законодателем использована формулировка «сведения о ходе реализации имущества должника» и не использована формулировка «сведения о ходе проведения торгов по продаже имущества должника»), до рассмотрения дела № А33-18083-22/2015 по существу, конкурсный управляющий ООО «ЭНИМЭЛС» полагал, что «реализация имущества должника» и «проведение торгов по продаже имущества должника» представляют собой различные по правовым последствиям и значению юридические факты, что в его отчете должны содержаться сведения именно о факте продажи - реализации имущества ООО «ЭНИМЭЛС», и факте получения денежных средств, полученных от покупателей имущества должника; поскольку по состоянию на дату составления конкурсным управляющим очередного отчета о его деятельности реализация имущества должника не состоялась (по причине признания торгов несостоявшимися) и ни каких денежных средств, вырученных от такой реализации, должнику не поступило, то конкурсный управляющий посчитал правильным не указывать в отчете о своей деятельности сведения о «не реализации» имущества должника; со стороны арбитражного управляющего не было допущено виновных действий, направленных на неисполнение обязанностей; добросовестно заблуждаясь относительно правильности заполнения формы отчета конкурсного управляющего о своей деятельности до разрешения арбитражным судом первой инстанции по существу спора №А33-18083-22/2015 (до 29.04.2017) Бобров М.В. также допустил ошибки в заполнении текущих отчетов от 06.12.2016 и от 06.03.2017;

Апелляционная коллегия, оценив приведенные доводы, полагает, что указанные арбитражным управляющим обстоятельства не свидетельствует об отсутствии вины во вменяемом правонарушении. Ссылка конкурсного управляющего на определение Арбитражного суда Красноярского края от 17.07.2015 по делу № А33-2805-608/2009 является несостоятельной и не может быть принята во внимание суда, поскольку указанный судебный акт вынесен по иным фактическим обстоятельствам в рамках другого дела о банкротстве. Определением по делу А33-18083-22/2015 от 29.04.2017, вступившим в законную силу, вынесенным по результатам рассмотрения жалобы на действия арбитражного управляющего, установлен факт несоответствия пункта 2.6 Положения от 13.09.2016 требованиям действующего законодательства, вместе с тем, в удовлетворении жалобы по указанному эпизоду отказано со ссылкой на то, что собранием кредиторов 27.01.2017 утверждены изменения №1 в Положение о продаже имущества должника, согласно которым в пункт 2.6 Положения внесены изменения в части порядка возврата задатков заявителям. Таким образом, судом основания для вывода о нарушении прав кредиторов не установлены. Кроме того, как верно указало Управление в отзыве на апелляционную жалобу, ни в ходе досудебного производства по делу об административном правонарушении, ни в суде первой инстанции по настоящему делу, ни в рамках дела № А33-18083-22/2016 Бобров М.В. не ссылался на то обстоятельство, что данное положение было разработано им с учетом позиции судов по делу № А33-2805-608/2009. Более того, само по себе наличие указанного судебного акта (определения от 17.07.2015 по делу № А33-2805-608/2009), выводами суда по которому, как следует из пояснений арбитражного управляющего, он руководствовался в своей деятельности, само 47 А33-24350/2017 по себе не свидетельствует об отсутствии в действия Боброва М.В. вины в совершении вменяемого правонарушения. Указание апеллянта на отсутствие неблагоприятных последствий для должника (ООО «ЭНИМЭЛС») в связи с наличием в тексте Положения от 13.09.2016 оспариваемых положений, не соответствует действительности, поскольку в данном случае арбитражным управляющим не учтено следующее. Незаконное положение утверждено собранием кредиторов 13.09.2016. Сообщением от 07.10.2016 № 1346950, включенным в ЕФРСБ, Бобров М.В. объявил о проведении на основании указанного положения торгов но реализации имущества должника. Определением Арбитражного суда Красноярского края от 11.10.2016 по делу №А33-18083-22/2015 принята к производству жалоба ООО «ТДБ» на действия Боброва М.В., в том числе по причине незаконности положения о продаже от 13.09.2016.

Определением Арбитражного суда Красноярского края от 11.11.2016 по делу №А33-18083-22/2015 приняты обеспечительные меры в виде запрета на проведение торгов на основании положения от 13.09.2016. Сообщением от 15.11.2016 № 1421937, включенным в ЕФРСБ, Бобровым М.В. объявлено о приостановлении торгов в связи с принятием обеспечительным мер. Таким образом, процедура торгов на основании незаконного положения проводилась в период с 07.10.2016 по 14.11.2016, вред охраняемым правоотношениям был фактически причинен. Приостановление процедуры торгов вызвано не действиями Боброва М.В., а кредитором ООО «ТДБ», подавшим жалобу, и Арбитражным судом Красноярского края, наложившим по инициативе ООО «ТДБ» обеспечительные меры. Ссылка Боброва В.М. на недобросовестное поведение ООО «ТДБ», отраженное в определении от 29.04.2017 по делу № А33-18083-22/2015, не имеет правового значения для установления вины арбитражного управляющего в рамках настоящего дела ни по одному из эпизодов. Кроме того, основанием для отказа в удовлетворении жалобы ООО «ТДБ» в рамках обособленного спора № 22 явилось последующее устранение Бобровым М.В. дефектов положения о продаже от 13.09.2016.

Довод арбитражного управляющего о добросовестном заблуждении при заполнении отчетов о своей деятельности в части отражения сведений о реализации имущества должника, также не может быть принят апелляционным судом, поскольку в отчетах от 06.12.2016 и от 06.03.2017 полностью отсутствует предусмотренный типовой формой раздел «Сведения о ходе реализации имущества должника». Арбитражный управляющий не представил ни суду первой инстанции, ни при апелляционном обжаловании доказательств наличия объективных препятствий для своевременного исполнения возложенных на него как профессионального участника правоотношений в сфере законодательства о банкротстве обязанностей. Более того, в ходе административного расследования арбитражный управляющий ссылался на то, что, несмотря на признание судом неправомерными его действий, он не подлежит ответственности в связи со спецификой процедуры банкротства по делу А33-18083/2015, ссылался на то, что в деле о банкротстве стороны препятствуют реализации возложенных не него обязанностей. Вменяемые правонарушения совершены в форме неосторожности, на что правомерно указано судом первой инстанции в обжалуемом судебном акте, поскольку арбитражный управляющий предвидел возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение таких последствий. Учитывая вменяемые нарушения, их характер и количество эпизодов, у суда отсутствуют основания полагать, что арбитражный управляющий не предвидел возможности наступления таких последствий, хотя должен был и мог их предвидеть. Арбитражный суд Красноярского края при привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности пришел к выводу об отсутствии 48 А33-24350/2017 исключительных обстоятельств, свидетельствующих о малозначительности совершенного арбитражным управляющим Бобровым М.В. административного правонарушения. Арбитражный управляющий, не согласен выводами арбитражного суда первой инстанции о том, что фактические обстоятельства не могут быть признаны судом малозначительными. В случае, если судом будет установлено формальное нарушение Закона о банкротстве, арбитражный управляющий Бобров М.В. считает возможным применить положения статьи 2.9 КоАП РФ, поскольку нарушения не являются существенными и не повлекли нарушение прав кредиторов, установив их наличие в обособленных спорах по делу о банкротстве № АЗЗ-18083/2015, арбитражный суд признавал их несущественными и недостаточными для отстранения арбитражного управляющего Боброва М.В. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО «Энимэлс», исходя из установленных обстоятельств по делу и роли арбитражного управляющего, учитывая отсутствие негативных последствий, отсутствие нарушения прав третьих лиц, принимая во внимание смягчающие обстоятельства. По эпизоду 1.1. апеллянт просит суд апелляционной инстанции признать допущенное им нарушение малозначительным, по следующим основаниям: - отказывая в удовлетворении ходатайства об отстранении арбитражного управляющего Боброва М.В. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО «ЭНИМЭЛС», Арбитражный суд Красноярского края в определении от 01.02.2017 по делу № А33-18083-27/2015 указал: «Удовлетворяя жалобу на действия конкурсного управляющего частично, арбитражный суд отказывает в его отстранении, поскольку допущенное арбитражным управляющим нарушение не является настолько значительным, что может свидетельствовать о его некомпетентности», т.е. фактические обстоятельства, послужившие поводом для составления протокола об административном правонарушении от 18.09.2017 № 00452417, признаны арбитражным судом не образующими значительного нарушения закона; - повторные торги по продаже имущества должника, за публикацию объявления об объявлении которых, Управление предпринимает попытку привлечь арбитражного управляющего Боброва М.В. к административной ответственности, не состоялись, следовательно, вменяемые арбитражному управляющему в вину действия не привели к нарушению прав и законных интересов других лиц. Так, в определении Арбитражного суда Красноярского края от 28.07.2107 по делу №А33-18083-37/2015 на странице 8 отмечено: «Учитывая, что предметом жалобы указано ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим обязанностей, связанных с проведением торгов по продаже имущества должника, назначенных на 15.11.2016, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы заявителей в связи с не проведением указанных торгов и отсутствием доказательств нарушения прав заинтересованных лиц. Таким образом, нарушения действующего законодательства при исполнении конкурсным управляющим возложенных на него Законом о банкротстве обязанностей при проведении торгов, назначенных на 15.11.2016, отсутствуют»; - расходы на проведение оспоренных объявлений были добровольно возмещены должнику конкурсным управляющим Бобровым М.В., следовательно, вменяемые арбитражному управляющему в вину действия не привели к причинению убытков должнику, кредиторам и третьим лицам или к утрате имущества должника. Учитывая изложенное выше, принимая во внимание формальное отсутствие в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности от 06.12.2016, 06.03.2017 раздела «Сведения о ходе реализации имущества должника», указанные недостатки не свидетельствуют о том, что Бобров М.В. не исполняет или недобросовестно исполняет свои обязанности, как конкурсный управляющий, что своими действиями он лишил конкурсных кредиторов возможности получить достоверные сведения о ходе конкурсного производства и ввел их в заблуждение, следовательно, в рассматриваемом случае, выявленное нарушение по эпизоду 2 является малозначительным, поскольку нарушения 49 А33-24350/2017 не является существенным и не повлекло нарушение прав кредиторов. В судебных актах по каждому из указанных судебных споров арбитражный суд указал на несущественность допущенных нарушений, отсутствие реальных правовых последствий в виде нарушения прав и законных интересов конкретных лиц и неопределенного круга лиц и недостаточность допущенных нарушений законодательства для отстранения арбитражного управляющего Боброва М.В. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО «ЭНИМЭЛС» по делу №А33-18083/2015.

По эпизоду 3, по мнению Боброва М.В., возможно применение судом апелляционной инстанции статьи 2.9 КоАП РФ, поскольку принятие конкурсным управляющим мер только 16.02.2017 по возврату государственной пошлины не является существенными нарушением и не повлекло нарушение прав кредиторов. Апелляционная коллегия, оценив приведенные доводы, приходит к выводу об их отклонении и поддерживает вывод суда первой инстанции об отсутствии исключительных обстоятельств, свидетельствующих о возможности применения положений статьи 2.9 КоАП РФ. Согласно статье 2.9 КоАП при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием. В пункте 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» разъяснено, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. В соответствии с пунктом 18.1 названного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и производится с учетом положений пункта 18 настоящего Постановления применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния.

При этом применение судом положений о малозначительности должно быть мотивировано. Таким образом, малозначительность может иметь место только в исключительных случаях, устанавливается в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Критериями для определения малозначительности правонарушения являются объект противоправного посягательства, степень выраженности признаков объективной стороны правонарушения, характер совершенных действий и другие обстоятельства, характеризующие противоправность деяния. Также необходимо учитывать наличие существенной угрозы или существенного нарушения охраняемых правоотношений. Существенная угроза охраняемым общественным отношениям совершенного арбитражным управляющим правонарушения заключается не в наступлении каких-либо материальных последствий правонарушения, а в пренебрежительном отношении к исполнению своих публично-правовых обязанностей, к формальным требованиям публичного права. Вместе с тем, в ходе осуществлении процедуры банкротства арбитражный управляющий не только защищает интересы кредиторов, но и осуществляет защиту публично-правовых интересов, выражающихся в реализации публичной функции и защите стабильности гражданского оборота. Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 21.04.2005 №122-О указал, что положения части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, предусматривающие ответственность за правонарушения в области предпринимательской деятельности, 50 А33-24350/2017 направлены на обеспечение установленного порядка осуществления банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов. Данное правонарушение по своему характеру является формальным, поэтому фактическое наличие или отсутствие вредных последствий для кредиторов не имеет значения для наступления ответственности за это правонарушение. Совершенное управляющим правонарушение посягает на урегулированные законодательством Российской Федерации порядок в сфере общественных отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) организаций и граждан - участников имущественного оборота, влечет возникновение риска причинения ущерба имущественным интересам кредиторов. Общественная опасность правонарушений, предусмотренных частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, заключается в пренебрежительном отношении арбитражных управляющих к исполнению своих публично-правовых обязанностей, поскольку в соответствии с положениями Закона о банкротстве арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет регулируемую настоящим Федеральным законом профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой. Неоднократные допущенные ответчиком нарушения хотя и могут в ряде случае не влечь негативных последствий, однако их квалификация как малозначительных в условиях их существа и периодичности, может попустительствовать совершению данных нарушений в будущем, как самим ответчиком, так и иными лицами.

В материалы дела арбитражным управляющим не представлены доказательства, позволяющие сделать вывод о том, что им были приняты все необходимые и достаточные меры, направленные на недопущение выявленных нарушений. Таким образом, исключительные обстоятельства, свидетельствующие о наличии по настоящему делу предусмотренных статьей 2.9 КоАП РФ признаков малозначительности совершенного административного правонарушения, не установлены; арбитражным управляющим доказательства наличия исключительных обстоятельств суду не представлены. При изложенных обстоятельствах допущенное арбитражным управляющим административное правонарушение не является малозначительным. Применение института малозначительности при отсутствии признаков малозначительности совершенного деяния в целях нейтрализации установленной государством мерой ответственности в виде дисквалификации за совершение повторного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, противоречит нормам действующего законодательства, общим правилам назначения наказания, целям и принципам административного наказания. Согласно части 1 статьи 4.1. КоАП РФ административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с настоящим Кодексом. В соответствии с частью 1 статьи 1.7 КоАП РФ лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения. Как следует из материалов дела (в том числе, заявления Управления и протокола об административном правонарушении), административный орган просит привлечь арбитражного управляющего Боброва М.В. к административной ответственности по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ. Часть 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ введена Федеральным законом от 29.12.2015 №391-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который вступил в силу 29.12.2015. 51 А33-24350/2017 Квалифицирующим признаком правонарушения, предусмотренного данной нормой, является повторное совершение правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ. В протоколе об административном правонарушении заявитель указывает, что ранее арбитражный управляющий привлекался к административной ответственности: решением от 13.10.2015 по делу А33-19556/2015 (судебный штраф оплачен 26.07.2016), то есть на дату совершения вменяемых правонарушений в период с 07.10.2016 по 06.06.2017, арбитражный управляющий являлся подвергнутым административному наказанию. Согласно статье 4.6 КоАП РФ лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления. Таким образом, вменяемые арбитражному управляющему нарушения в рамках настоящего дела были совершены в период, когда арбитражный управляющий считался подвергнутым наказанию. Учитывая, что вменяемые правонарушения совершены 07.10.2016 и 15.11.2016 (по эпизоду 1); 13.09.2016 (по эпизоду 1.2.1); 04.10.2016 и 06.10.2016 (по эпизоду 1.3); 06.12.2016, 06.03.2017, 06.06.2017 (по эпизоду 2); 16.02.2017 (по эпизоду 3), т.е. после вступления в законную силу Федерального закона от 29.12.2015 №391 -ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а также наличие квалифицирующего признака в виде повторности совершения правонарушения по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, суд апелляционной инстанции поддерживает вывод Арбитражного суда Красноярского края о том, что ответственность за совершение правонарушения по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ с отягчающим признаком в виде повторности, после 29.12.2015 влечет квалификацию совершенного правонарушения по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ и применение наказания в виде дисквалификации. Доводы арбитражного управляющего о том, что на дату составления протокола квалифицирующий признак повторности отсутствовал, не принимаются судом, как основанные на неверном толковании норм действующего законодательства, поскольку повторность определяется на дату совершения административного правонарушения, а не на дату составления протокола.

Рассматриваемые в рамках настоящего дела правонарушения имели место после 19.12.2015. Для рассмотрения вопроса о наличии или отсутствии квалифицирующего признака необходимо установление факта совершения привлекаемым к административной ответственности лицом повторного однородного административного правонарушения (пункт 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ). При этом Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, определяя критерии повторности, устанавливает лишь такие требования как однородность правонарушений и факт совершения в течение срока для привлечения к ответственности. Требование об учете в качестве повторных правонарушений лишь тех деяний, которые имели место после изменения санкции, действующими положениями КоАП РФ не предусмотрено. В пунктах 10.3, 10.4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.12.2008 № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», разъяснено, что ответственность по статье 264.1 УК РФ наступает при условии, если на момент управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель является лицом, подвергнутым административному наказанию по части 1 или 3 статьи 12.8 КоАП РФ за управление транспортным средством в состоянии опьянения или по статье 12.26 КоАП РФ за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние 52 А33-24350/2017 опьянения либо имеет судимость за совершение преступления, предусмотренного частями 2, 4 или 6 статьи 264 или статьей 264.1 УК РФ. При этом следует иметь в виду, что лицо, привлекаемое к ответственности, может отвечать как одному из указанных условий, так и их совокупности. В силу статьи 4.6 КоАП РФ лицо считается подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления. В связи с этим суду надлежит выяснить, исполнено ли постановление о назначении лицу административного наказания по части 1 или 3 статьи 12.8 или по статье 12.26 КоАП РФ и дату окончания исполнения указанного постановления, не прекращалось ли его исполнение, не истек ли годичный срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не пересматривались ли постановление о назначении лицу административного наказания и последующие постановления, связанные с его исполнением, в порядке, предусмотренном главой 30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Названные разъяснения не указывают на необходимость установления момента совершения первого правонарушения. Правовое значение имеет то обстоятельство, что лицо ранее было подвергнуто административному наказанию за совершение однородного правонарушения, и на момент совершения повторного деяния не истек срок, установленный статьей 4.6 КоАП РФ, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию. Приведенные разъяснения Верховного Суда подлежат учету при рассмотрении дел о привлечении к административной ответственности по статье 14.13 КоАП РФ, поскольку в качестве квалифицирующего признака состава правонарушения, установленного частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, предусматривают повторность совершения правонарушения. Указанный вывод поддержан Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.03.2017 по делу А33-14291/2016. В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции верно установлена повторность совершения правонарушений, что влечет квалификацию содеянного по части 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ. Доводы апелляционной жалобы об обратном подлежат отклонению, как основанные на неверном толковании приведенных норм, с учетом разъяснений вышестоящих судебных инстанций. Согласно частям 1 и 2 статьи 4.1 КоАП РФ административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с настоящим Кодексом. При назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность. Административным органом в заявлении в качестве смягчающих обстоятельств указано: добровольное возмещение лицом, совершившим административное правонарушение, причиненного ущерба (возврат Бобровым М.В. 27.02.2018 затраченных на опубликование сведений 88 690 рублей 85 копеек); добровольное прекращение противоправного поведения лицом, совершившим административное правонарушение (принятие Бобровым М.В. мер по возврату государственной пошлины). С учетом характера и числа допущенных нарушений, элемента повторности, систематического характера допущенных нарушений, неоднократного привлечения лица к административной ответственности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о необходимости применить предусмотренное частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ административное наказание в виде дисквалификации на минимальный предусмотренный санкцией статьи срок - 6 месяцев, то есть в размере минимального срока, установленного санкцией статьи, с учетом наличия смягчающих обстоятельств. 53 А33-24350/2017 Иные доводы арбитражного управляющего, изложенные в апелляционной жалобе и дополнениях к ней, не содержат фактов, которые не были бы проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются апелляционным судом несостоятельными и не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения. Как указывалось выше, административный орган не согласился с выводами суда первой инстанции в части истечения сроков давности по эпизодам 1.1, 1.2.1, 1.3, просил внести в мотивировочную часть решения Арбитражного суда Красноярского края от 25.10.2017 по делу № А33-22093/2017 следующие изменения: признать доказанным неисполнение Бобровым М.В. обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве, в части выставления имущества должника на торги при наличии обеспечительных мер путем включения 07.10.2016 в ЕФРСБ соответствующего сообщения о проведении торгов; признать доказанным неисполнение Бобровым М.В. обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве, в части разработки и представлении 13.09.2016 собранию кредиторов для утверждения Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества с незаконным условием о причинах невозврата задатка (дата проведения собрания кредиторов по утверждению положения о продаже имущества должника); признать доказанным неисполнение Бобровым М.В. обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве, в части необоснованного расходования денежных средств должника на опубликование сообщений о проведении (04.10.2016 — дата оплата сообщений) и об отмене торгов (15.1 1.20 1 6 — дата оплата сообщений). Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с указанными выводами административного органа и признавая наличие доказанным в действиях арбитражного управляющего состава вменяемого административного правонарушения по эпизодам 1, 1.2.1, 1.3, 2, 3, как установлено выше, тем не менее, не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения на основании следующего. Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце 2 пункта 35 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» (в ред. от 10.11.2011) в случае несогласия суда только с мотивировочной частью обжалуемого судебного акта, которая, однако, не повлекла принятия неправильного решения, суд апелляционной инстанции, не отменяя обжалуемый судебный акт, приводит иную мотивировочную часть.

Несогласие суда апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции об истечения сроков давности по эпизодам 1.1, 1.2.1, 1.3, не повлияло на вывод суда о признании наличие в действиях арбитражного управляющего признаков состава правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ, вследствие чего, решение Арбитражного суда Красноярского края от «15» ноября 2017 года по делу №А33-24350/2017 подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения. В силу части 4 статьи 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности государственная пошлина не уплачивается.

 

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Красноярского края от «15» ноября 2017 года по делу № А33-24350/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно¬Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

 

Председательствующий Е.В. Севастьянова Судьи: О.А. Иванцова Д.В. Юдин

 

 

 

 

 

Опишите свою проблему и задайте вопрос адвокату :

Ваш вопрос адвокату:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваш Телефон:
Ваш вопрос / сообщение адвокату:
Создано в: blogprogram.ru

       
   
КАРТА САЙТА: КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Главная • адвокат по уголовным делам • адвокат по гражданским делам • арбитражный адвокат • банкротство • банкротство физических лиц • банкротство юридических лиц  • адвокат по УДО • убытки  • юридическая консультация  • защита прав потребителей  • адвокат юрист по дтп  • адвокат по наследству  • семейные споры , расторжение брака  • сопровождение сделки • трудовые споры  • судебная практика адвоката  • корпоративные споры  • адвокаты красноярска и красноярского края  • споры о недвижимости  • Обжалование действий (бездействий) сотрудников полиции  Как выбрать адвоката ? 

 

 

660025, г. Красноярск, Шелковая,10-313

тф. +7(905) 976-49-01

Email: altatdb@mail.ru

 

 

ВОПРОС АДВОКАТУ через социальную сеть в коонтакте

     

 

      Рейтинг@Mail.ru