главная   >   корпоративные споры   > ...  

Заказать
обратный звонок

Расцвет корпоративных конфликтов, связанных с хищениями и иными случаями ненадлежащего списания и хищения акций пришелся на 2000-е годы. Тогда был сформирован основной пласт правовых подходов судов относительно способов и нюансов защиты потерпевших акционеров. При невозможности возврата своих акций пострадавшие участники эмитента, как правило, прибегали к универсальной траектории отстаивания своих законных интересов – к иску о взыскании убытков к акционерному обществу и/или регистратору. В настоящее время дел о взыскании таких убытков стало значительно меньше. Вместе с тем на практике в ходе рассмотрения почти каждого подобного спора возникают одни и те же вопросы, на которые суды до сих пор могут посмотреть по-разному. И всегда актуальными остаются вопросы правильного определения размера компенсации, которую должен или может взыскать суд за необоснованные операции с акциями в реестре акционеров.


Статья 149. Общие положения о бездокументарных ценных бумагах

Статья 149. Общие положения о бездокументарных ценных бумагах

1. Лицами, ответственными за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, являются лицо, которое выпустило ценную бумагу, а также лица, которые предоставили обеспечение исполнения соответствующего обязательства. Лица, ответственные за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, должны быть указаны в решении о ее выпуске или в ином предусмотренном законом акте лица, выпустившего ценную бумагу. Право требовать от обязанного лица исполнения по бездокументарной ценной бумаге признается за лицом, указанным в учетных записях в качестве правообладателя, или за иным лицом, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге.

2. Учет прав на бездокументарные ценные бумаги осуществляется путем внесения записей по счетам лицом, действующим по поручению лица, обязанного по ценной бумаге, либо лицом, действующим на основании договора с правообладателем или с иным лицом, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге. Ведение записей по учету таких прав осуществляется лицом, имеющим предусмотренную законом лицензию.

3. Распоряжение, в том числе передача, залог, обременение другими способами бездокументарных ценных бумаг, а также ограничения распоряжения ими могут осуществляться только посредством обращения к лицу, осуществляющему учет прав на бездокументарные ценные бумаги, для внесения соответствующих записей.

4. Лицо, выпустившее бездокументарную ценную бумагу, и лицо, осуществляющее по его поручению учет прав на такие ценные бумаги, несут солидарную ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав, порядка совершения операций по счетам, утраты учетных данных, предоставления недостоверной информации об учетных данных, если не докажут, что нарушение имело место вследствие непреодолимой силы. Лицо, ответственное за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, не несет ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав лицами, действующими на основании договора с правообладателем или с иным лицом, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге.


Помощь адвоката при разрешение спора Взыскание убытков с эмитента и регистратора за ненадлежащее списание акций :

  • консультация адвоката по корпоративному праву, возможности взыскания убытков в связи с хищением акций;
  • консультация и письменный анализ адвоката с оценкой и письменным анализом перспективы судебного разбирательства;
  • анализ договоров и прочих документов, имеющих отношение к делу, подготовка запросов в истребовании необходимых жокументов;
  • ведение переговоров с противоположной стороной в т.ч. на предмет возможности мирного урегулирования спора;
  • подготовка всех необходимых процессуальных документов: претензии, иски, ходатайства, заявления, письменные пояснения, запросы , заявлений о принятии обеспечительных мер;
  • участие и представление интересов доверителя на судебных заседаниях в судах первой, апелляционной и касационной инстанции , до принятия окончательного решения по делу.

 

Взыскание убытков с эмитента и регистратора за ненадлежащее списание акций .

"Расцвет" корпоративных конфликтов, связанных с хищениями и иными случаями ненадлежащего списания акций пришелся на 2000-е годы. Тогда был сформирован основной пласт правовых подходов судов относительно способов и нюансов защиты потерпевших акционеров. При невозможности возврата своих акций пострадавшие участники эмитента, как правило, прибегали к универсальной траектории отстаивания своих законных интересов – к иску о взыскании убытков к акционерному обществу и/или регистратору. В настоящее время дел о взыскании таких убытков стало значительно меньше. Вместе с тем на практике в ходе рассмотрения почти каждого подобного спора возникают одни и те же вопросы, на которые суды до сих пор могут посмотреть по-разному. И всегда актуальными остаются вопросы правильного определения размера компенсации, которую должен или может взыскать суд за необоснованные операции с акциями в реестре акционеров.

Предыстория регулирования  

С первых дней своего существования Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее – Закон об АО) закреплял два принципиальных правила, согласно которым общество обязано обеспечить ведение и хранение реестра акционеров в соответствии с законодательством, и при этом даже в случае поручения его ведения и хранения специализированному регистратору, данное общество не освобождается от ответственности за его ведение и хранение (пункты 2 и 4 Закона об АО). При этом до вступления в силу изменений, внесенных в названный Закон Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее – Закон № 205-ФЗ), Закон об АО не предусматривал специального регулирования привлечения к ответственности регистратора по иску лица, у которого незаконно были списаны акции.

На основании приведенных правил пострадавшие в результате ненадлежащего списания их ценных бумаг акционеры (особенно те, которым не удалось вернуть свои акции) предъявляли к эмитенту требования о взыскании с него убытков. В случаях же, когда эмитент передавал реестр акционеров регистратору на основании отдельного договора, потерпевшие иногда еще пытались предъявить самостоятельные или солидарные требования к непосредственному реестродержателю.

Привлечение эмитента к ответственности по иску акционера (бывшего акционера) об убытках, поручившему вести реестр акционеров регистратору, дополнительно обосновывалось ссылкой на статьи 403 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), согласно которой должник (в рассматриваемом случае – акционерное общество) отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами (в рассматриваемом случае – регистратором), на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Основным дискуссионным вопросом в юридической литературе и в правоприменительной практике до 2010 года был вопрос о возможности привлечения эмитента к ответственности в соответствии с пунктом 3 статьи 401 ГК РФ без необходимости установления судом его вины в необоснованном списании акций.

Одни специалисты категорично высказывались за то, что эмитент не может рассматриваться как субъект предпринимательской деятельности при самостоятельном ведении и/или обеспечении ведения реестра акционеров специализированным регистратором, в связи с чем должен отвечать только при наличии своей вины в ненадлежащем списании акций 3.

Другие – рьяно отстаивали позицию о "безвиновной" ответственности акционерного общества перед своим акционером, ввиду, например, превалирования интереса лишившегося акций акционера над интересом эмитента и регистратора и/или предпринимательского характера деятельности по ведению реестра 2.

Точку над "i" в этих диспутах (по крайней мере, для правоприменительной практики) на будущее время поставил в 2009 году законодатель в Законе № 205-ФЗ, а в отношении ретроспективных конфликтов в 2010 году – Конституционный Суд Российской Федерации.

Так, дополнив статью 44 Закона об АО нормой о солидарной ответственности эмитента регистратора за убытки, причиненные  акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями, в связи с ненадлежащим соблюдением порядка поддержания системы ведения и составления реестра акционеров общества, и правилами о регрессном требовании одного к другому, Закон № 205-ФЗ еще и определил исчерпывающий перечень специальных оснований для освобождения эмитента и регистратора от ответственности перед акционером за незаконное списание акций. Такими основаниями могли быть только действие непреодолимой силы или действия (бездействие) акционера, требующего возмещения убытков (в том числе непринятие им разумных мер к их уменьшению).

В пункте 3.1 постановления от 28.01.2010 № 2-П Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что модель акционерного общества как специфической организационно-правовой формы коммерческой организации рассчитана на аккумулирование значительных финансовых средств и обеспечение сохранности вложенных средств всеми доступными, не противоречащими закону способами, поскольку успешное привлечение средств инвесторов возможно только в том случае, если они будут в достаточной степени уверены в сохранности своих инвестиций. Закон об АО обязывает акционерное общество обеспечить ведение и хранение реестра акционеров общества в соответствии с правовыми актами Российской Федерации с момента государственной регистрации общества (пункт 2 статьи 44) и предусматривает, что держателем реестра акционеров общества может быть само это общество или регистратор, которому оно поручает ведение и хранение реестра акционеров (первый абзац пункта 3 статьи 44).

Для акционерного общества, как коммерческой организации, которая преследует в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и собственный капитал которой изначально основан на привлечении средств инвесторов-акционеров, деятельность по ведению реестра акционеров общества не может считаться видом деятельности, не связанным с предпринимательством, то есть с самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (пункт 1 статьи 2 ГК РФ).

Соответственно, на акционерные общества распространяется положение пункта 3 статьи 401 ГК РФ, согласно которому лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Данное регулирование имеет целью усиление защиты прав и законных интересов владельцев акций, направлено на устранение возможного конфликта интересов акционеров и эмитента, являющегося должником по учитываемым в этом реестре требованиям, и тем самым выступает гарантией достижения таких публичных целей, как привлечение частных инвестиций в экономику и обеспечение стабильности общественных отношений в сфере гражданского оборота.

Текущее регулирование. Соотношение с иными способами защиты

С 1 октября 2013 года акционерные общества полностью утратили возможность самостоятельно вести реестр акционеров. В соответствии с пунктом 5 статьи 3 Федерального закона от 02.07.2013 № 142-ФЗ "О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее – Закон № 142-ФЗ) до указанной даты все акционерные общества, которые на день вступления в силу этого Закона в соответствии с п.3 ст. 44 Закона об АО были держателями реестров акционеров, обязаны были передать ведение реестра лицу, имеющему предусмотренную законом лицензию.

В настоящее время правила статьи 44 Закона об АО о солидарной ответственности эмитента и регистратора и том, что эмитент не освобождаются от ответственности перед акционерами при поручении ведения реестра акционеров регистратору, утратили силу в связи с принятием Федерального закона от 29.06.2015 № 210-ФЗ. В названной статье осталась только обязанность акционерного общества обеспечить ведение и хранение реестра акционеров общества в соответствии с правовыми актами Российской Федерации с момента государственной регистрации общества (пункт 1 статьи 44 Закона об АО).

Однако утратившие силу положения не исчезли бесследно. Как генеральное правило они теперь содержаться в статье 149 ГК РФ (в редакции Закона № 142-ФЗ), посвященной общим положениям о бездокументарных ценных бумагах, а также закреплены в Федеральном законе от 22.04.1996 № 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (далее – Закон о РЦБ).

Так, согласно пункту 4 статьи 149 ГК РФ лицо, выпустившее бездокументарную ценную бумагу, и лицо, осуществляющее по его поручению учет прав на такие ценные бумаги, несут солидарную ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав, порядка совершения операций по счетам, утраты учетных данных, предоставления недостоверной информации об учетных данных, если не докажут, что нарушение имело место вследствие непреодолимой силы. Лицо, ответственное за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, не несет ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав лицами, действующими на основании договора с правообладателем или с иным лицом, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге.

В силу пункта 3.10 статьи Закона о РЦБ держатель реестра возмещает владельцам ценных бумаг убытки, причиненные его неправомерными действиями (бездействием). При этом эмитент (лицо, обязанное по ценным бумагам) и держатель реестра несут солидарную ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав, порядка совершения операций по счетам (порядка ведения реестра), утраты учетных данных, предоставления из реестра неполной или недостоверной информации, если не докажут, что нарушение имело место вследствие непреодолимой силы.

Конечно же, как ранее, так и сейчас, у пострадавших в результате незаконного списания акций лиц имеются и иные правовые возможности для восстановления своих нарушенных прав. Например, в силу пунктов 1 и 3 статьи 149.3 ГК РФ правообладатель, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг. Правообладатель, со счета которого бездокументарные ценные бумаги были неправомерно списаны, при наличии возможности приобретения таких же ценных бумаг на организованных торгах по своему выбору вправе потребовать от лиц, несущих перед ним ответственность за причиненные этим убытки, приобретения таких же ценных бумаг за их счет либо возмещения всех необходимых для их приобретения расходов.

Кроме того, на основании норм главы 59 ГК РФ потерпевший акционер вправе получить компенсацию стоимости акций от непосредственного причинителя вреда (например, физического лица, похитившего ценные бумаги).

Однако возможность реализации таких альтернативных способов защиты никак не препятствует бывшему акционеру сразу обратиться с иском к эмитенту и регистратору о взыскании убытков без их использования. Как указано в абзаце втором пункта 1 статьи 393 ГК РФ, если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Право на иск о взыскании убытков за ненадлежащее списание акций

Для того, чтобы подтвердить в суде свое право на иск потерпевшему от необоснованного списания акций необходимо доказать, что он действительно был акционером на момент ненадлежащей операции с его ценными бумагами. При этом не любое доказательство статуса акционера принимается судами в качестве надлежащего.

Так, по делу № А40-160477/12 рассматривалось требование физического лица, считавшего себя акционером общества. Этот статус истец пытался подтвердить тем, что с 2004 года он регулярно реализовывал свои права акционера, участвуя в деятельности общества, и, боле того, был указан в качестве единственного акционера в уставе общества и ЕГРЮЛ.

Однако суды не признали за данным лицом права на иск ввиду неподтверждения статуса акционера, указав, что права акционеров подтверждаются выпиской из реестра акционеров, которая выдается акционеру самим обществом (если общество само ведет реестр) либо регистратором (если ведение реестра осуществляет профессиональный участник рынка ценных бумаг). Положениями ст. 51 Закона об АО предусмотрено, что список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, составляется на основании данных реестра акционеров общества.

В связи с этим сам по себе факт внесения в 2004 году сведений об истце, как об акционере общества в устав последнего, а также регистрация данных изменений в ЕГРЮЛ, не может служить бесспорным подтверждением фактического приобретения истцом акций и статуса акционеров общества при отсутствии соответствующих сведений в реестре акционеров общества 3.

Ответственность без вины

Как было указано выше, законодатель и Конституционный Суд Российской Федерации недвусмысленно дали понять правоприменителям, что эмитент и регистратор несут повышенную ответственность перед акционером за причиненные ему убытки ненадлежащим  списанием акций как субъекты предпринимательской деятельности – без необходимости установления их вины. В настоящее время основанием для исключения их ответственности является только обстоятельства непреодолимой силы (пункт 4 статьи 149 ГК РФ).

Аналогичный правовой подход следует из постановлений Президиума ВАС РФ от 28.01.2008 № 11570/07, от 25.09.2007 № 6194/07, от 02.08.2005 № 16112/03 и от 20.02.2006 № 5134/02.

Так, в постановлении от 25 сентября 2007 года № 6194/07 Президиум ВАС РФ исходил из того, что в силу пункта 3 стать 401 ГК РФ и части 1 статьи 65 АПК РФ  в подтверждение требования о взыскании с общества убытков, причиненных неправомерным списанием с лицевого счета истца принадлежащих ему акций, истец должен представить документы, свидетельствующие о том, что он являлся акционером общества и впоследствии был исключен из реестра. В свою очередь, ответчик (эмитент), возражая против иска, обязан доказать, что спорные акции списаны с лицевого счета истца по распоряжению последнего.

Неоднозначной, на первый взгляд, может быть ситуация, когда регистратор списывает акции на основании распоряжения, подписанного нелегитимным органом управления акционера, например, генеральным лже-директором, полномочия которого оформлены на основании подложных документов, в том числе решении акционеров, принятого при отсутствии необходимого кворума. Очевидно, что в большинстве таких случаев на момент осуществления соответствующей операции в реестре акционеров при проверке пакета документов, формально соответствующих нормативно-правовым правилам ведению данного реестра, регистратор не может установить порок воли зарегистрированного лица – владельца соответствующих ценных бумаг.

Однако такая ситуация, по нашему мнению, не является обстоятельством, исключающим ответственность как эмитента, так и регистратора, то есть форс-мажором (обстоятельством непреодолимой силы). Для признания некой ситуации обстоятельством непреодолимой силы необходимо, чтобы она носила чрезвычайный и непредотвратимый при определенных условиях характер (пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.03.2016 № 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств").

При этом необходимо учитывать, что согласно пункту 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 № 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (как в первоначальной, так и в текущей редакции) решение общего собрания акционеров, принятое в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия корпоративного решения с иными существенными нарушениями (пункты 2, 4 статьи 49 и пункты 1 – 3 статьи 58 Закона об АО), не имеет юридической силы. Об отсутствии юридической силы у таких априори порочных решений независимо от признания их недействительными судом, указано и в постановлении Президиума ВАС РФ от 11.11.2008 № 10018/08.

Одной из основных обязанностей держателя реестра при его ведении в силу закона является осуществление операций в отношении акций исключительно на основании распоряжения зарегистрированного в реестре лица или его уполномоченного представителя (пункт 3.3 Законы о РЦБ, подпункт 3.4.2, раздел 5, подпункт 7.3, подпункт 7.3.1, пункт 10.2 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 02.10.1997 № 27). Если держатель реестра не может (например, ввиду четко спланированных преступных действий злоумышленников) определить какие-либо видимые ему пороки в предоставленных документах для отказа в совершении запрашиваемой операции с акциями, в частности, отсутствие полномочий у квазиуполномоченного представителя акционера, но оформляет в реестре соответствующую трансакцию, то данный держатель все равно нарушает указанную обязанность – необоснованно списывает акции без волеизъявления зарегистрированного в реестре лица, хотя и делает это без какой-либо вины.

Поэтому в силу безвиновной ответственности эмитента и регистратора, такое незаконное списание акций на основании распоряжения изначально нелегитимного органа управления компании-акционера должно также являться основанием для взыскания с них убытков в пользу пострадавшего владельца эмиссионных ценных бумаг.

Аналогичный подход, согласно которому необоснованное списание акций в связи с преступными деяниями лиц, совершивших хищение чужого имущества путем обмана (мошенничества и подделки документов) не освобождает ни регистратора, ни эмитента от ответственности, поддержан судебной практикой 4 .

Однако несмотря на это в правоприменительной практике до сих пор привлекаемые к гражданско-правовой ответственности акционерные общества (ответчики) ссылаются на отсутствие своей вины при незаконном списании акций, и даже встречаются выводы судов о необходимости установления вины эмитента и регистратора для взыскания с них убытков за незаконное списание акций 5 .

Размер компенсации за утраченные акции

Согласно пункту 1 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 ГК РФ. На основании названных законоположений бывший акционер может требовать взыскания с эмитента и регистратора как реального ущерба, так и упущенной выгоды.

Реальный ущерб в рассматриваемом случае будет, по общему правилу, равняться рыночной стоимости утраченных акций.

Упущенной выгодой можно считать, например, неполученные дивиденды по утраченным акциям.

Зачастую привлекаемый к ответственности эмитент или регистратор пытаются снизить размер своей ответственности тем, что ссылаются на необходимость определения размера подлежащих взысканию убытков исходя из стоимости спорных акций на момент их незаконного списания.

Вместе с тем, как показывает анализ судебной практики, при рассмотрении подобных споров суды руководствуются императивным правилом, закрепленным в пункте 3 статьи 393 ГК РФ. Согласно этой норме, если иное не предусмотрено правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, - в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

В связи с этим суды признают правомерным определение размера убытков с учетом рыночной стоимости акций эмитента как на момент подачи иска 6. так и на момент рассмотрения требования (на день принятия решения суда) 7.

Иногда вопрос с определением размера убытков обостряется, когда эмитент, акции которого были незаконно списаны, прекращает свое юридическое существование в связи с реорганизацией, например, путем слияния или присоединения к другому акционерному обществу. При этом ответчик или ответчики, если видят возможность в снижении размера компенсации, пытаются обосновать в судебном процессе, что размер убытков не может быть установлен исходя из рыночной стоимости акций правопреемника эмитента ввиду того, что истец никогда не был его акционером, а акции реорганизованного путем слияния или присоединения правопредшественника были погашены после завершения соответствующей реорганизации.

На наш взгляд, при таком развитии событий следует исходить из следующего.

В рамках спора о взыскании с эмитента и регистратора убытков истец не истребует акции правопредшественников, конвертируемые после реорганизации в акции эмитента, а также не просит признать на них право собственности. Он просит восстановить его права иным образом – взыскать убытки в связи с утратой своей доли участия в акционерном капитале компании-правопредшественника, которая ранее принадлежала ему до незаконного списания акций. При этом в силу императивного правила, приведенного выше (пункт 3 статьи 393 ГК РФ), размер убытков должен по общему правилу определяться на дату предъявления иска, то есть уже когда реорганизация состоялась.

При этом в силу пункта 1 статьи 58 ГК РФ к ответчику как к универсальному правопреемнику перешли все права и обязанности реорганизовавшегося эмитента, чьи акции были необоснованно списаны. Соответственно, перешла и обязанность по возмещению убытков истцу в добровольном порядке, а при отказе от добровольного удовлетворения в принудительном судебном порядке с определением размера убытков на момент предъявления в суд соответствующего иска. При ином подходе любая реорганизация (даже преобразование) всегда бы лишала потерпевшего акционера права получить эффективную судебную защиту и восстановить свои права (пункт 1 статьи 1 ГК РФ), компенсировать убытки в полном размере на дату предъявления требования об их взыскании (статья 393 ГК РФ).

Правомерность определения размера убытков в связи с утраченными долями участия в уставном капитале акционерного общества исходя из стоимости акций универсального правопреемника этого общества подтверждается и судебной практикой: см., например, постановления Третьего арбитражного апелляционного суда от 10 декабря 2012 года по делу № А33-838/2012 (оставлено без изменений постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21 марта 2013 года), Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 июля 2010 года по делу № А40-66938/09-43-606


 См., например, Фрадкин К.Б. Возмещение убытков акционера, связанных с хищением у него акций регистратором и эмитентом // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. № 11; Шиткина И.С. Парадигма и парадоксы корпоративного права // Предпринимательское право. 2010. № 1. С. 4 - 12; Попондопуло В.Ф. О субъекте ответственности за необоснованное списание акций // Арбитражные споры. 2009. № 1; Рожкова М.А. Об ответственности эмитента и специализированного регистратора за нарушение порядка ведения реестра // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: Сборник статей / Рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2010; Русанова В.А. Корпоративные способы защиты прав участников хозяйственных обществ: Дис. канд. юрид. наук. М., 2002. С. 373.

 2. См., например, Степанов Д.И. Ответственность эмитента и регистратора за необоснованное списание акций // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2007. № 3; Шевченко Г.Н. Эмиссионные ценные бумаги: понятие, эмиссия, обращение. М., 2006; Рыбалов А.О. Эмитент и регистратор: кто виноват, или кто отвечает? // Арбитражные споры. 2010. № 4.

3, См. определение Верховного Суда Российской Федерации от 28.03.2016 № 305-ЭС16-1325.

4.См., например, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 14.06.2007 по делу № А32-9009/2006-17/236, ФАС Уральского округа от 14.12.2011 по делу № А07-19095/2010, от 19.04.2012по делу № А07-3975/2011 (определением ВАС РФ от 16.03.2012 № ВАС-2464/12 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ), от 08.02.2012 № по делу № А07-3969/2011, от 14.12.2011делу № А07-19095/2010 (определением ВАС РФ от 16.03.2012 № ВАС-2471/12 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ), от 13.12.2011 по делу № А07-19096/2010 (определением ВАС РФ от 16.03.2012 № ВАС-2470/12 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ), от 12.12.2011по делу № А07-19094/2010 (определением ВАС РФ от 15.03.2012 № ВАС-2465/12 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ), от 05.12.2011 по делу № А07-19089/2010 и др.

5. См., например, решение Арбитражного суда Нижегородской области от 18.09.2013 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2014 по делу № А43-2967/2013, а также постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 12.01.2015 по делу № А43-2971/2013. Ввиду того, что нижестоящие судебные инстанции неправомерно исходили из недоказанности вины акционерного общества и регистратора данные судебные акты были отменены кассационной инстанцией и указанные дела были направлены на новое рассмотрение.

Ранее в судебной практике также встречались редкие судебные акты с выводами о необходимости установления вины эмитента для привлечения его к ответственности по иску потерпевшего акционера об убытках (см., например, постановления ФАС Поволжского округа от 12.09.2006 по делу № А65-8377/04, ФАС Уральского округа от 14.12.2011 № Ф09-8040/11 по делу № А07-19095/2010).

6. См., например, постановления ФАС Московского округа от 07.05.2009 № КГ-А40/3045-09-П по делу № А40-49199/07-45-419; ФАС Уральского округа от 15.10.2007 № Ф09-8117/07-С4 по делу № А47-819/2007-7ГК, от 04.10.2007 № Ф09-7805/07-С4 по делу № А47-12005/2006-10ГК, от 04.10.2007 № Ф09-7934/07-С4 по делу № А47-12009/2006-10ГК, от 02.10.2007 № Ф09-7995/07-С4 по делу № А47-12008/2006-7ГК, от 02.10.2007 № Ф09-7986/07-С4 по делу № А47-12007/2006-7ГК, от  07.03.2007 № Ф09-1358/07-С4 по делу № А47-944/2006 и др.

7. См., например, определение ВАС РФ от 05.02.2010 № ВАС-106/10 по делу № А56-42626/2008.

8. Отметим, что изложенный правовой подход косвенно подтверждается тем, что в 2012 году судебная практика о безусловной недопустимости истребования долей участия в акционерном обществе после его реорганизации (в связи с погашением этих акций – их конвертации в новые акции или доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью) кардинальным образом поменялась на противоположную после принятия Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановления от 12 апреля 2012 года № 15085/11. В данном постановлении был сформирован новый поход о возможности заявления требований о восстановлении корпоративного контроля, в том числе и путем истребования новых долей участия, в которые были конвертированы неправомерно отчужденные помимо воли потерпевшего акционера акции и о недопустимости влияния такой реорганизации на судебную защиту прав и законных интересов истца.

 


Услуги адвоката юриста в делах по корпоративным спорам:


 

Услуги адвоката по корпоративному праву




Опишите свою проблему и задайте вопрос адвокату :

Ваш вопрос адвокату:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваш Телефон:
Ваш вопрос / сообщение адвокату:
Создано в: blogprogram.ru

       
   
КАРТА САЙТА: КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Главная • адвокат по уголовным делам • адвокат по гражданским делам • арбитражный адвокат • банкротство • банкротство физических лиц • банкротство юридических лиц  • адвокат по УДО • убытки  • юридическая консультация  • защита прав потребителей  • адвокат юрист по дтп  • адвокат по наследству  • семейные споры , расторжение брака  • сопровождение сделки • трудовые споры  • судебная практика адвоката  • корпоративные споры  • адвокаты красноярска и красноярского края  • споры о недвижимости  • Обжалование действий (бездействий) сотрудников полиции  Как выбрать адвоката ? 

 

 

660025, г. Красноярск, Шелковая,10-313

тф. +7(905) 976-49-01

Email: altatdb@mail.ru

 

 

ВОПРОС АДВОКАТУ через социальную сеть в коонтакте

     

 

      Рейтинг@Mail.ru